Мир не рухнет, если я пойду посплю.

Мир не рухнет, если я пойду посплю» - Журнал «Холод»Общественно-политическая жизнь в России в 2021 году окончательно превратилась в череду плохих новостей — каждая хуже предыдущей. Не замечать происходящее просто невозможно, но жить с этим очень тяжело. «Холод» попросил людей, которые вынуждены каждый день следить за плохими новостями (а иногда непосредственно иметь с ними дело), поделиться советами, как справиться со стрессом.

Александра Баева
Руководитель юридического отдела «ОВД-Инфо»
Простых способов нет — они все про принудительное отключение себя от повестки. Я работаю в правозащите, поэтому мне важно понимать, что мы «играем вдолгую», что мои силы будут нужны продолжительное время. При таком раскладе ты должен уметь отключаться от работы, выстраивать границы и их оберегать. Я постоянно повторяю себе: от тебя многое зависит, но не все, ты не всесильна.
После 2019 года у меня было что-то похожее на выгорание. Я тогда только пришла в команду, мы очень много работали, и мне казалось, что я не могу уйти. Мы договаривались, что будем работать 8 часов, а я оставалась на 10, а то и 17 часов — на адреналине это получается легко. Но в какой-то момент, когда уже все спокойно, ты просто уже не можешь выйти из этого состояния, оно тебя засасывает, как воронка. Сейчас я останавливаю себя и говорю: если я буду без сна и отдыха фигачить, то дальше меня ждет выгорание и увольнение, а это никому не надо. Нужно вести с собой внутренний разговор, говорить себе: «Мир не рухнет, если я пойду посплю».
Также помогает окружить себя людьми, которые тебя поддерживают, успокаивают, говорят о важности твоей работы. Нужно иметь возможность отключаться, выходить из своего информационного пузыря, делать вещи, которые тебе нравятся, иметь хобби, которое могло бы занять время. Мне очень нравится рисовать: я рисую и на планшете, и карандашом, и красками. Также мне помогают прогулки с собакой. Это сейчас для меня ресурсные вещи. С их помощью я могу отключиться, побыть с собой, подумать над своей жизнью.
Нужно помнить, для чего ты все это делаешь, почему бороться за свои права и права других — это важно, нужно напоминать друг другу, что мы защищаем правильные и хорошие вещи и мы должны продолжать их защищать.
Анна Ривина
Директор центра «Насилию.нет»*
Главное – это проветривать голову, не зацикливаться на том, что происходит, и стараться побольше двигаться. Это не обязательно спорт – можно покрасить дома стену или стул, сделать генеральную уборку. Например, я в ближайшие дни собираюсь убрать все зимние вещи и достать летние. Обычно это воспринимается как что-то утомительное, но сейчас и такое помогает отвлечься.
Если есть силы и время, то стараюсь дойти до бассейна и йоги. Слушаю хорошую музыку, стараюсь читать художественную литературу, а еще недавно перестала курить и пить алкоголь. Надо помнить, что алкоголь – это депрессант, а второй концерт Рахманинова или подкаст «Закат империи» — нет.
*Центр «Насилию.нет» признан в России иностранным агентом
Мария Эйсмонт
Адвокат
Повестка сейчас такая, что думающим людям, которым не все равно, очень сложно от нее абстрагироваться. Так или иначе, ты все равно с ней соприкасаешься. В моем случае — тем более. Все это вводит в огромную депрессуху, потому что ты постоянно узнаешь про дичайшую несправедливость, но при этом не очень-то много можешь сделать по этому поводу. Это фрустрирует гораздо больше, чем сама несправедливость.
Помимо того, что у меня трое прекрасных детей, я хожу на концерты, где моя старшая дочь играет на барабанах и иногда на гитаре, у меня очень много друзей, я люблю вкусно поесть, выпить хорошего вина и путешествовать. Есть еще один рецепт, который помогает – я нахожу какие-то вещи, на которые могу повлиять. Параллельно с теми политическими процессами, в которых я участвую как адвокат, у меня есть процессы гуманитарные, в которых на что-то получается повлиять. Например, мне удалось изменить меру пресечения для матери двух детей-инвалидов с аутизмом, которую арестовали за торговлю черной икрой. Это было абсолютно не политическое дело, но абсолютно чудовищное. Когда мы добились изменения меры пресечения, я почувствовала себя намного лучше. Но это тоже получается не всегда. Сказать, что я такая молодец и знаю способы ухода от тоски – значит, сказать неправду, потому что до конца у меня не получается.
Дарья Черкудинова
Создательница подкаста «НОРМ»
Я не справляюсь со стрессом, вызванным повесткой, — как и все, мне кажется! Но базово помогает отказ от алкоголя, йога, бег или другой активный спорт. Плюс диджитал детокс по выходным, хотя бы по воскресеньям, хотя бы несколько часов без контента. Правда, потом очень страшно заходить в твиттер и на новостные сайты — вдруг что-то стряслось, пока тебя не было. А еще я полюбила принимать ванны со всякими бомбами, ароматическими свечами и музыкой! Удается расслабиться перед сном, хотя я и выгляжу как в меме, где в советской ванной тусуют персоны с шампанским и лепестками роз.
Алексей Меринов
Художник-карикатурист
У меня настолько парадоксальная профессия, что, чем тяжелее эта самая обстановка, тем больше работы. Периодически ощущаю себя грифом и испытываю дискомфорт.
Если серьезно, то важно вспомнить, что мир пока еще не полностью виртуальный. Можно встретиться со старыми добрыми друзьями. Когда делишься с близким человеком пережитым и наболевшим, немного отпускает. Можно устроить теплую ламповую вечеринку. Пару-тройку дней не читать новости, постараться не заходить в интернет, прогуляться по округе и увидеть, что по-прежнему светит солнце и девушки красивы.
Слава всем богам, никакая пандемия не смогла полностью уничтожить театры и выставки. Обожаю театр без дублей и озвучки.
Екатерина Мартынова
Редакторка DOXA
Самый простой ответ на текущей информационный ад — это нормально спать. Но у меня началась бессонница, и с большой нагрузкой это сочетается максимально убийственно. Поэтому приходится отвлекать себя танцами и фотографией. До «дела Доксы» я ходила в лабораторию танца «Ток» на импровизацию — два часа самых разных упражнений на работу в паре, развитие чувства темпа и разных частей тела. Получается практика возвращения к собственной телесности. Она помогает мне прогнать абсолютно все мысли в танец и эмоционально перезагрузиться. Сейчас я начала делать перерывы минут на 15 на танцы, и это чуть-чуть спасает. Другая практика — фотография. Я так себе фотограф, но это совершенно неважно, когда ты шутки ради хочешь снять в сториз, как достают водоросли из чистых прудов. Когда все достало, снимаешь себя — это помогает выбираться из дереализации.
Руслан Шаведдинов
Сотрудник ФБК*
Жести вокруг становится все больше и больше, и отвлекаться от нее все сложнее. Но это необходимо, иначе будет страдать твоя эффективность. Очень помогает какой-нибудь сериал или книга, просто чтобы отключить голову и подумать о другом. Например, я посмотрел документальный сериал о стрит-фуде Азии на Netflix. Еще я открыл для себя бег: и полезно, и голову отключаешь максимально. Просто тупо двигаешься под музыку — и хорошо. Всем советую.
*ФБК признан в России иностранным агентом
Екатерина Шульман
Политолог
Как защищать свою ранимую душу от жестокости внешнего мира, я сказать не могу, потому что, подозреваю, у меня она не такая ранимая. Но могу сказать, как сохранять работоспособность, что мне кажется более важным: тревога, хождение мыслей по кругу, ожидание плохих новостей, которые неизбежно приходят, мешают работать и делают нас менее рациональными. Самое страшное — просыпаться утром, когда думаешь: «Ну что еще случилось за ночь?». Это наше проклятье на протяжении уже долгого времени.
Но взрослый человек, обремененный семьей, к фоновой тревоге привычен: никто нам не может гарантировать, что что-то плохое в любой момент не случится с кем-нибудь из нас. Поэтому, если мы дожили до известных лет и имеем достаточно смелости, чтобы завести семью, значит, мы с этим научились справляться. Значит, и с общественными несчастьями можно как-то справиться.
Что можно делать? Во-первых, есть общеизвестный принцип: если заниматься только чем-то одним, сделаешь это плохо. Надо переключаться. Академик Павлов был прав: перемена занятий — это отдых.
Второе: у людей моего типа тревожность снижается поиском и анализом информации. То, что ты разложил на части, проанализировал и изучил, тебя уже не так пугает. Хотя есть те, кто, наоборот, чем больше узнают, тем больше пугаются — это люди с живым и богатым воображением.
Третье: разграничение ответственности. На самом деле повторяющимися тревожными мыслями мы как будто «выкупаем» у будущего несчастье: как будто, если мы будем очень сильно беспокоиться, может, оно и не случится. Но это так не работает. Надо понять, что от вашего беспокойства никому лучше не станет.
Первым пунктом я назвала переключение рода деятельности, но помогает и вообще переключение на деятельность как таковую. Самые мучительные дни и часы — те, которые были проведены за бесконечным обновлением ленты новостей. Беспомощное наблюдение — это одно из подразделений ада. Поэтому, если происходит что-то, что вам активно не нравится, начните чем-то заниматься: помогайте тем, кому хуже, вносите хоть небольшой вклад — любая деятельность снижает это мучительное состояние тревоги. Ася Казанцева называет это «грызть палочку». Она ссылается на эксперимент с крысами, которых подвергали всякому стрессу, но те, которые в этот момент грызли палочку, страдали меньше. Мы, по счастью, можем не только грызть палочку, но и делать что-то полезное.
Я помню пугающее лето 2019 года, когда прошли десятки обысков у сотрудников ФБК. Сейчас про это подзабыли, потому что каждый день нам приносит удивительные новости. Но, тем не менее, тогда это было масштабно и впечатляюще. Но пока поездишь по ОВД — глядишь, устал, и беспокоиться уже особенно времени нет. Работа действительно увлекает, и если доработался до того, что можешь только спать, то беспокоиться у тебя сил уже не будет. Это тоже метод.
holod.media
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.