Как нам чувствовать себя хорошо, когда вокруг все плохо?

Может ли нам быть хорошо, когда все плохо?Социальный кризис, глобальное потепление, пандемия… Все это не очень располагает к оптимизму. Как сохранить хорошее настроение, если события внушают тревогу?

Когда в СМИ множество специалистов, от экологов до вирусологов, предупреждают нас о возможных катастрофах, а рядом теряют работу или болеют наши знакомые и друзья, трудно не растеряться, даже если непосредственно нам самим ничто не угрожает. «Зарплата меня устраивает, дети растут, и в семье все неплохо, но у меня нет уверенности в будущем», — жалуется 40-летний операционист банка Алексей.

Можем ли мы радоваться в таких условиях? «Только в них мы и можем радоваться, — убежден доктор философских наук Анатолий Кричевец, — потому что никаких других условий не бывает. Вопрос только в том, насколько мы это осознаем: мир не очень веселое место».

Похоже, история человечества подтверждает этот тезис: произведения, наполненные самым горячим энтузиазмом, были созданы в самые темные времена. Вспомним поэму Лукреция «О природе вещей»: он утверждает, что душа может обрести покой, если мы сумеем укротить страхи и вредоносные убеждения.

Однако в то время, в I веке до нашей эры, было немало кровавых расправ и диктатур. И все же поэт не поддается унынию, а, напротив, предлагает своим современникам мораль, цель которой — безмятежность, а первое правило — перестать ожидать худшего.

ПРЕДВОСХИЩАЯ ОПАСНОСТИ

В любых обстоятельствах мы можем испытать счастье, играя с ребенком, любуясь закатом, поговорив с коллегой на интересную тему, встречаясь с любимым. «Могут быть удовлетворены не все наши потребности, мы можем иметь не слишком много материальных благ и при этом быть счастливыми, — замечает гештальт-терапевт Елена Петрова. — Потому что счастье зависит не от материальных условий, а от того, как мы относимся к жизни».

Сегодня открытия нейропсихологии показывают, что реальные события меньше действуют на наше внутреннее состояние, чем личное отношение к ним. На которое, в свою очередь, влияют убеждения.

Было бы жестоко винить безработного, который никак не может найти работу, за то, что он впадает в отчаяние. Страдание никогда не постыдно, и нам не стоит осуждать себя за переживания по причине собственного объективно тяжелого положения.

Однако катастрофические сценарии часто ослепляют нас, мешая видеть основания для того, чтобы чувствовать себя хорошо. Особенно когда мы испытываем тревогу от горестей других (болезни, несчастные случаи, неопределенность на работе, разрывы…) и идентифицируемся с ними, словно мы сами поражены этими несчастьями или неизбежно подвергнемся им.

Эту неблагоприятную предвзятость психологи называют иллюзией фокусировки (focusing illusion). Она заставляет нас проецировать себя в жизнь, которая не является нашей, преувеличивать трудности и представлять себе худшее. Но почему вообще это происходит? Поясная кора мозга, чрезвычайно развитая у нашего вида Homo sapiens, побуждает нас просчитывать возможности и предвосхищать опасности.

Тут не остается ничего другого, как обращаться к психотерапевту или к мудрости прошлых веков — например, к советам императора Марка Аврелия — мы понимаем, что мы не первые, кто оказался в такой ситуации, и что другие уже задавались этими же вопросами и искали ответы на них.

Может ли нам быть хорошо, когда все плохо?

ВСЕ СВЯЗАНО

Недавно я нашла отличную работу, — рассказывает 24-летняя выпускница педвуза Арина, — но мне даже неловко рассказать об этом подругам, потому что одна из них как раз потеряла работу, а у другой проблемы в семье. Неловко радоваться, когда у близких все не очень хорошо». В самом деле, можем ли мы себе это позволить?

«Когда мы видим близких и знакомых, которые испуганы или печалятся, сопереживать им для нас естественно, — отвечает гештальт-терапевт, — как естественно хотеть помочь им, чтоб они чувствовали себя лучше, или выражать свое сочувствие. Но для этого совсем не нужно самому чувствовать себя плохо».

Если к психотерапевту приходит клиент в депрессии, то впадающий в уныние психотерапевт не сможет ему помочь. «Конечно, не следует назначать свадьбу после похорон, — продолжает Елена Петрова, — но такого и не бывает: общество выработало ритуальные ограничения».

Многим трудно оставаться в одиночестве и высказывать мысли, которые противоположны мыслям окружения. «Я до хрипоты спорю с друзьями на тему прививок, — признается 37-летний биохимик Егор, — и не могу переубедить их».

Такого рода споры могут быть острыми, приводить в отчаяние и к разрыву отношений. «В некоторых случаях имеет место логически ошибочное рассуждение типа «люди испытывают страх перед болезнью, а ты не испытываешь страха перед болезнью, значит, ты не человек», — комментирует Елена Петрова.

Тот, кто становится объектом такого рассуждения, несмотря на его ошибочность, чувствует себя исключенным из группы. Чтобы избежать этого болезненного переживания, мы иногда готовы присоединяться к мнениям, которых не разделяем. Но можно идти обратным путем.

Так, флорентиец Джованни Боккаччо описывает в Декамероне своих современников: во время чумы 1348 года десять друзей уединились в замке и рассказывают о любовных похождениях, чтобы не пасть духом. И мы до сих пор наслаждаемся их историями. «Искать единомышленников, объединяться с теми, чьи взгляды и чувства схожи с нашими, — это тоже способ помочь себе в трудные времена», — заключает гештальт-терапевт.

«НИЧТО НАС В ЖИЗНИ НЕ МОЖЕТ ВЫШИБИТЬ ИЗ СЕДЛА»

Профессор психологии Сальваторе Мадди искал и нашел ответ на вопрос: почему в стрессовой ситуации, невыносимой для большинства, некоторые не только не падают духом, но даже преуспевают.

Все началось в 1975 году, когда Сальваторе Мадди исследовал эмоциональные реакции менеджеров крупной телефонной компании, проходившей реструктуризацию. Было множество увольнений, менялся принцип работы, и все сотрудники испытывали сильный стресс.

Две трети из них переживали его тяжело: страдали мигренями, сердечными заболеваниями, депрессией, их отношения с близкими портились. Но одна треть сотрудников, напротив, чувствовала себя бодрее и инициативнее. Они лучше работали, их отношения укреплялись, а те, кто покидал компанию, преуспевали в других местах.

Почему в одной и той же ситуации реакция была настолько различной? Ответ крылся в разнице характеров. Сальваторе Мадди и его команда выделили три основных слагаемых стойкости (hardiness).

  • Вовлеченность: «мне интересно то, что я делаю, и то, что со мной происходит, я получаю удовольствие от этого».
  • Контроль: «я выясняю, каким способом я могу влиять на ситуацию, сделать ее более спокойной, я не чувствую себя беспомощным, вижу результат своих усилий».
  • Принятие вызова: «я понимаю, что риск неизбежен, и открываюсь миру, чтобы пройти это испытание и извлечь из него полезный опыт».

Сальваторе Мадди основал Институт жизнестойкости и вел тренинги, обучая бизнесменов, военных и всех желающих1 реагировать на стресс, в том числе продолжительный, более эффективно: оказалось, что необходимые качества можно развивать и во взрослом возрасте.


В соавторстве с женой он написал книгу «Устойчивость на работе: как преуспевать, что бы ни подбрасывала вам жизнь». (Resilience at Work: How to Succeed No Matter What Life Throws at You. AMACOM, 2005).

Может ли нам быть хорошо, когда все плохо?

ПОРА ДЕЙСТВОВАТЬ

Полного благополучия для всех мы вряд ли сможем достичь. «В мире всегда кто-то страдает, разница лишь в том, далеко или близко», — замечает Анатолий Кричевец. И нас смущает мысль о том, что кому-то, в отличие от нас, сейчас не хватает средств на еду, образование и достойную жизнь.

«Нельзя сказать, что мы заслужили то, что трагическая история прошлого века вынесла нас в довольно благополучный регион мира, — продолжает философ, — но не стоит считать себя виноватым, если повезло родиться в благополучной семье или стечение обстоятельств подняло по социальной лестнице. Не будем преувеличивать свои заслуги и забывать о случайностях судьбы. Быть готовыми к переменам и помогать тем, кому можем, — это предпосылка к тому, чтобы быть счастливым».

При желании мы можем противостоять ситуации, которую считаем угрожающей в экологии, экономике или другой области. «Я волонтер в доме престарелых, — рассказывает 23-летняя Инна. — Понимаю, что отношение к пожилым и немощным — большая социальная проблема и решить ее под силу лишь обществу в целом, но если одному старику станет теплее, дело того стоит».

Перевести свои переживания в действие значит придать им смысл. Мы не переустроим таким образом мир. «Не будем романтиками и оставим ложные надежды», — предостерегает Анатолий Кричевец. И все же, делая что-то доброе, мы вносим вклад в то, во что верим. Мир не станет особенно хорош, но, возможно, станем лучше мы сами.

ИМПЕРАТОР СОВЕТУЕТ

Когда мы чувствуем, что готовы сдаться под напором несчастий, полезно перечитать императора-философа, который напомнит, что внутренняя свобода не зависит от превратностей мира.

Правильная жизнь, как описывает ее император Марк Аврелий (121–180) в своем труде1, заключается в том, чтобы сосредоточиться на том, что зависит от нас, и не переживать по поводу того, что нам неподвластно. Но разве не безнравственно быть в хорошем настроении, когда мир так несовершенен? «Нет, — ответил бы философ. — Ведь наше благополучие не делает других более несчастными, а мир более жестоким. Мир никогда не был справедливым, и с этим ничего не поделаешь». Вот еще три его совета.

  1. Заботься о деле, которым сейчас занят, чтобы выполнить его… с полной серьезностью, искренностью, с любовью к людям и справедливостью. Отстрани от себя иные побуждения. Будет удача, если каждое дело исполнишь как последнее в своей жизни, освободившись от безрассудства, подогреваемого страстями, пренебрежения к велениям разума, лицемерия, себялюбия и недовольства собственной судьбой. Видишь, как скромны требования, исполнив которые всякий сможет достичь блаженной, божественной жизни.
  2. Пусть не рассеивает тебя приходящее к тебе извне! Создай себе досуг для того, чтобы научиться чему-нибудь хорошему и перестать блуждать без цели. Следует беречься также и другого тяжкого заблуждения. Ведь безумны люди, которые всю жизнь без сил от дел и не имеют все-таки цели, с которой они сообразовали бы всецело все стремления и представления.
  3. Не расточай остатка жизни на мысли о других, если только дело не идет о чем-либо общеполезном. Ведь раздумывая о том, что кто делает и ради чего он это делает, что кто говорит, замышляет и предпринимает, ты упускаешь другое дело: все подобное отвлекает от забот о собственном руководящем начале. Надлежит, следовательно, удалять из связи своих представлений все бесцельное и праздное, а в особенности все, внушаемое любопытством и злобой.

Марк Аврелий. «Наедине с собой. Размышления» (АСТ, 2018).

 

https://www.psychologies.ru/

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.