Митя Алешковский. Второй раз я понял, что все серьезно, когда выгорел.

Картинки по запросу nadet-masku-na-sebyaВ нашем обществе отношение к психологическим проблемам людей невероятно поверхностное. Впервые я понял, что психика это не шутки, а серьезно, когда чуть не умер (в прямом смысле) от сердечного приступа случившегося во время панической атаки. Только спустя несколько лет терапии мне удалось эти атаки временно перебороть.
Пройдя через все это, теперь, я очень болезненно реагирую на любые фразы вроде «все будет хорошо, он просто перебесится» или «потерпи, пройдет» ну и прочее. Психологические проблемы лечатся куда дольше и труднее, чем многие физиологические. А некоторые не лечатся вообще.
Второй раз я понял, что все серьезно, когда выгорел. Ну то есть вот прямо сейчас. Несколько дней назад мне дали карту для самодиагностики эмоционального выгорания, и она показала самый высокий уровень выгорания из возможного. И, если честно, очень трудно передать вам словами на что похожа моя жизнь.
Я сейчас не плачусь и не прошу денег на что-либо, просто рассказываю, мне хочется, чтобы об этом знали.
Редко выдается день, когда я не нахожусь в стрессе с утра до ночи. Я полностью перестал спать. Но, что куда хуже, я полностью перестал высыпаться. Даже принимая серьезные антидепрессанты проблемы со сном не решились. Да, я засыпаю крепким сном, но утром я разбит полностью. Каждый день. У меня полностью пропал интерес к жизни. Я ругаюсь с коллегами, друзьями, родными, в 90% коммуникаций. Я стал похож на оголенный нерв, любое прикосновение, вызывает ответную агрессию и боль.
Тяжелее всего с родными и коллегами. Мы не знаем, куда деться друг от друга. (тут самое место сказать отдельное спасибо всем тем, кто меня терпит и поддерживает). Любой вопрос вызывает во мне ярость и злость. Я физически останавливаю себя, чтобы не набрасываться на людей. На простой вопрос вроде «как дела?» я могу ответить так, что человек перестанет со мной общаться навсегда.
Я постоянно окружен людьми, но более одиноким, чем сейчас я не чувствовал себя никогда. Я чувствую себя плохо физически и морально. У меня постоянно нет сил. У меня нет никакого желания делать вообще что-либо. И, если честно, у меня нет никакого желания жить. О суициде я думаю постоянно, но не дождетесь
Я думал о эмиграции, думал о том, чтобы сменить профессию, думал о том, чтобы начать писать книги, производить вино, вернуться в фотографию, о чем я только не думал. Ну то есть как, я думаю об этом каждый день, потому, что каждый день я ищу спасения, но так его и не нахожу. Я просыпаюсь и действую автоматически, потому, что не могу не действовать. Мотивации делать что-либо у меня не осталось практически никакой.
Я всегда думал, что эта проблема не коснется меня, что я сильный человек, что это бывает только у тех, кто ездит на войны или каждый день работает с умирающими детьми.
Я стараюсь вести тот образ жизни, который мне нравится, я много путешествую, пью вкусное вино, ем вкусную еду, общаюсь с интереснейшими людьми, и я успешен, но все равно не могу обрести покой.
Если когда-нибудь, какой-то фонд откроет программу для борьбы с эмоциональным выгоранием, то я буду первым, кто пожертвует туда деньги, я буду первым, кто будет собирать туда деньги, я буду первым, кто сделает все, чтобы эта программа была доступна для всех, кто в ней нуждается.
Пока что такие программы очень коротки, редки, и не помогают полноценно, потому, что полноценно помогает только долгая терапия. Но найти хорошего терапевта тоже невероятно трудно. Я, к примеру, сходил к психотерапевту за 6 тысяч рублей за прием, которого мне рекомендовали как светило, и был невероятно зол, что после этого приема я не почувствовал ничего, никакого облегчения, никакого направления, вообще ничего.
Берегите себя. Вылезти из этой ямы очень трудно, даже когда вокруг тебя лучшие люди планеты. Боюсь себе только представить, насколько страшно и сложно вылезать из этой ямы в одиночестве.

Митя Алешковский

Надеть маску на себя

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.