Бессонница как предиктор психических расстройств.

Предсказывает ли бессонница возникновение депрессии и других психических расстройств? Результаты нового мета-анализа показывают, что бессонница является значительным предиктором наступления депрессии, тревоги, алкоголизма и психоза. Общий риск погрешности в первичных исследованиях был умеренным.
Распространенность психических расстройств в течение жизни составляет около 25% от общей численности населения, что является очень высоким показателем. Пациенты с психическими расстройствами страдают от существенного ухудшения качества жизни и снижения способности к участию в социальных и профессиональных сферах жизни. Около 35-50% пациентов развитых стран с серьезными психическими расстройствами не получают терапии. Между манифестацией заболевания и началом лечения чаще всего проходит несколько лет. Кроме того, среди получающих лечение пациентов высока доля резистентности и рецидивов: доля рецидивов большого депрессивного расстройства после прохождения когнитивно-поведенческой терапии и курса антидепрессантов составляет около 50%.
 
По экономическим и практическим причинам представляется целесообразным осуществлять профилактические стратегии преимущественно в отношении лиц, подверженных повышенному риску возникновения психического расстройства. Бессонница — синдром, для которого характерны нарушения засыпания и\или продолжительности сна, вызывающие также нарушения функционирования в дневное время — может служить индикатором этого риска. С патофизиологической точки зрения, бессонница означает когнитивную и физиологическую возбудимость, повышенную озабоченность сном и нарушение связанной со сном адаптации.
 
В двух предыдущих мета-анализах бессонница была названа одним из признаков манифестации большого депрессивного расстройства. Отношения шансов (odds ratios) в этих исследованиях были 2.60 и 2.27 соответственно при доверительном интервале 95%. Однако в этих источниках некоторые исследования включали в себя участников с проявлениями только ночных симптомов депрессии, хотя дневная симптоматика является необходимым условием постановки диагноза бессонница. При отсутствии дневных симптомов бессонницы ночные симптомы не всегда требуют терапевтического вмешательства. Но бессонница с дневными симптомами требует фармакологического или психотерапевтического лечения. Другие имеющиеся исследования сообщают, что бессонница может также быть фактором риска для других психиатрических симптомов, включая, помимо депрессии, тревогу и суицидальные мысли.
 
Это открывает возможность использовать лечение бессонницы для профилактики психических расстройств. Бессонница хорошо поддается лечению, причем первой терапевтической линией является когнитивно-поведенческая терапия бессонницы (Cognitive behavioral therapy for insomnia (CBT-I)). CBT-I – это комплекс процедур, включающий поведенческие методы, релаксацию и когнитивную терапию. С CBT-I симптомы бессонницы могут быть значительно снижены в краткосрочной и долгосрочной перспективе. В качестве первого шага на пути к профилактике необходимо ответить на вопрос, предсказывает ли бессонница последующее возникновение различных психических расстройств.
 
Насколько известно, мета-анализ исследований взаимосвязи бессонницы, включающей симптомы в дневное время и возникновения различных психиатрических симптомов или расстройств, пока не проводился. Цель настоящего исследования заключалась в количественном обобщении результатов длительных исследований, посвященных изучению того, является ли бессонница фактором риска для последующего возникновения психического расстройства.
 
Данный мета-анализ проводился в соответствии с рекомендациями отчетности по мета-анализу результатов эпидемиологических наблюдений (Meta-analyses Of Observational Studies in Epidemiology — MOOSE) и заявлением о представлении систематических обзоров и мета-анализов результатов исследований по оценке медицинских вмешательств (Preferred Reporting Items for Systematic Reviews and Meta-Analyses — PRISMA).
 
После первичного поиска исследования-кандидаты на включение в анализ были подвергнуты фильтру из следующих критериев: опубликовано в период с 1980 по март 2018 года; на английском, итальянском, немецком, испанском или французском языках; только первичные исследования (рецензии, мета-анализы, тематические отчеты, комментарии или книги не допускались); возраст исследуемых был старше 18 лет; диагностика бессонницы на основе интервью или анкеты, охватывающей как ночные симптомы (такие как начало сна и трудности с поддержанием сна), так и дневные симптомы (такие как усталость, снижение концентрации и мотивации) расстройства; диагностика психического расстройства на основе DSM-III или более поздней версии DSM или ICD, подтвержденная клиническим интервью или результатом в утвержденном самооценочном опроснике, превышающим пороговое значение для патологии; участники с изначальными признаками психического расстройства, отличного от бессонницы, были исключены из анализа или анализ в первичном исследовании статистически контролировался для базовой психопатологии.
 
Бессонница является значительным предиктором наступления депрессии (10 исследований, отношение шансов (odds ratio) 2.83, доверительный интервал (confidence interval) 1.55-5.17), тревоги (6 исследований, ОШ 3.23, ДИ 1.52-6.85), алкоголизма (2 исследования, ОШ 1.35, ДИ 1.08-1.67, и психоза (1 исследование, ОШ 1.28, ДИ 1.03-1.59). В исследовательском анализе всех психических расстройств отношение шансов составило 2.60 (ДИ: 1.70-3.97), что указывает на то, что первичная бессонница является значительным предиктором для последующего начала психопатологии. Значительная неоднородность была характерна для депрессий, тревожных расстройств и общей выборки.
 
В связи с такой высокой неоднородностью проводился анализ подгрупп. Включенные исследования были разделены на исследования с меньшей продолжительностью наблюдения (12-24 мес.) и с большей продолжительностью наблюдения (>24 мес.). Как для депрессии, так и для тревожных исходов неоднородность была незначительной в исследованиях с более короткой продолжительностью наблюдения, но очень значительной в исследованиях с более длительным наблюдением. Бессонница как предиктор психических расстройств была значимой для депрессии и тревоги в более коротких последующих исследованиях и для тревоги в более длительных последующих исследованиях, но не для депрессии в более длительных последующих исследованиях.
 
Кроме того, первичные исследования были разделены на исследования, в которых участвовали только исследуемые, не страдающие изначально какими-либо психическими расстройствами (“чистые” исследования), и исследования, допускающие коморбидность в исходном состоянии и проведение статистического контроля. Мы нашли 11 “чистых” исследований и два со статистическим контролем. Бессонница как предиктор психических расстройств оставалась значимой в выборке из 11 “чистых” исследований. Однако неоднородность в этой подгруппе все еще была значительной.
 
Автор: Алмазова Т.
 
Источник: Elisabeth Hertenstein , Bernd Feige , Tabea Gmeiner , Christian Kienzler , Kai  Spiegel, Anna Johann, MarkusJanssonFröjmark, Laura Palagini, Gerta Rückere , Dieter Riemann, Chiara Baglioni. Insomnia as a predictor of mental disorders: A systematic review and meta-analysis. Sleep Medicine Reviews, 2019
http://psyandneuro.ru
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.