Гвинет Льюис об антидепрессантах.

«Я принимала предписанные антидепрессанты и очень благодарна им за то эмоциональное пространство, которое они мне дали, пока я собирала свои ресурсы. После трех недель антидепрессанты начали действовать. Это повлияло на качество моей депрессии, но не изменило ее сущности. Что они мне дали – так это некоторое душевное пространство, маленькую, но критически важную дистанцию между мной и ужасом. Как отряд полиции по противодействию беспорядкам, они отодвинули мои ночные кошмары, шумно требовавшие моего внимания. Это дало мне узкую санитарную полосу, в которой можно было двигаться, некоторое пространство для дыхания».
Будучи поэтом, она смогла найти хороший образ для описания действия антидепрессантов: «Это выглядит точно так же, как если за вашей машиной ночью вдруг неожиданно появился кто-то, кто включил свои фары на дальний свет. Вы находитесь на узкой проселочной дороге, поэтому вы не можете его пропустить (он – местный и знает каждый поворот дороги), поэтому вы включаете антибликовое устройство на вашем заднем стекле. Хам, как и депрессия, не ушел, он заставляет вас свернуть или же вести машину быстрее, чем это позволяют соображения безопасности, но его главное оружие – свет — было уже ослаблено».
Гвинет Льюис

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.