Эрих Фромм. Любовь к своему Я.

Похожее изображениеВ Афоризмы о депрессии и счастье
Мое собственное «я» также может быть объектом моей любви, как и чье-либо другое. Утверждение моей собственной жизни, счастья, роста свободы предполагает, что я вообще готов к подобному утверждению. Если человек обладает такой способностью, то ее должно хватать и на него самого; если же он утверждает, что он способен «любить» только других, значит, он вообще на любовь не способен.
Эгоизм – это не любовь, а прямая ее противоположность. Можно сказать, что эгоизм – это жадность, и как всякая жадность он ненасытен, в результате чего истинное удовлетворение и радость практически не достижим. Алчность – это бездонный, истощающий человека колодец; человек расходует свои самые лучшие качества лишь ради того. чтобы удовлетворить то, что никогда не может быть полностью удовлетворено. Наблюдения свидетельствую о том, что, хотя эгоист и занят постоянно собой, удовлетворенным человеком его назвать нельзя. Он постоянно находится в состоянии дискомфорта, его все время гонит страх где-то чего-то не урвать, что-то упустить, быть куда-то недопущенным, лишиться чего-то; он преисполнен жгучим чувством зависти по отношению к тем, кому досталось больше и лучшее. Если копнуть глубже и заглянуть в подсознание эгоиста, можно увидеть, что на самом-то деле он постоянно не доволен собой, не в восторге от самого себя, что где-то в глубине души он сам себя ненавидит.
Решение этой проблемы далеко искать не надо, оно находится на поверхности: дело в том, что именно недостаток любви к себе и порождает эгоизм. Кто себя не любит, кто себя не одобряет, тот находится в постоянной тревоге за себя. В нем никогда не зародится некая внутренняя уверенность, которая может существовать лишь на основе подлинной любви и самоодобрения. Эгоист просто вынужден заниматься только собой, тратя свои усилия и способности на то, чтобы достать что-нибудь, что есть уже у других. Так как в душе у него нет ни внутренней удовлетворенности, ни уверенности, он постоянно должен доказывать самому себе и окружающим, что он не хуже остальных. То же самое можно сказать и о личностях, подверженных так называемому синдрому нарцисса, занятых, правда, не приобретением, а самолюбованием. Создается впечатление, что такой человек безумно влюблен в самого себя; на самом же деле он не нравится себе, а нарциссизм в данном случае, равно, как и эгоизм, — это избыточная компенсация за недостаточность любви к себе. Фрейд ошибочно считал, что человек, подверженный комплексу нарциссизма, как бы аккумулирует вселенскую любовь и направляет на себя, отбирая ее тем самым у остальных. В этом утверждении верна лишь первая часть; такой человек не любит не только других, но даже себя.
Эгоизм в современном понятии – это жадность, происходящая из фрустрации подлинной личности и направленная на утверждение личности социальной. Для современного человека высшая степень утверждения и возвышения своей личности кажется его неотъемлемой чертой; на самом же деле целостность его личности подорвана, является всего лишь одним небольшим сегментом целого – это интеллект и сила воли, а все другие микросоставляющие его личности практически полностью ликвидированы.
Фромм Э. Бегство от свободы; Человек для себя. – Мн: ООО Попурри, 1998. С. 143-146.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.