Моя депрессия заявила о себе во времена моего детства и подросткового периода. Будучи ребенком, я заболела лихорадкой с температурой 40 градусов. Это привело к затруднениям в обучении, так как у меня появились нарушения мозговой деятельности. Я помню боль и травму, которые появились вследствие того, что я была изгнана своими сверстниками, так как они начали говорить, что я тупая. Это происходило потому, что моя речь и мышление были медленными, и, конечно, мои оценки это подтверждали. Я вынуждена была пройти второй класс повторно, так как не умела читать и мои математические способности были очень ограничены. Я вынуждена была учиться в нескольких школах для детей с умственными проблемами для того, чтобы получить ту помощь, которая мне была необходима.
Домашняя жизнь была очень дисфункциональна. Ребенком я чувствовала отсутствие общения в семье. Мы редко делали что-то вместе, не ездили на пикники и не ходили в церковь. Это происходило из-за отсутствия у отца какого-либо энтузиазма по поводу семейных дел и отсутствия опыта у моей матери. Я была ее единственным ребенком. Мои родители не умели эффективно общаться, и поэтому я никогда не умела рассказывать о своих чувствах. Мы никогда не обустраивались хорошо, так как постоянно переезжали, и я не научилась заводить друзей. Кроме того, мы не выражали свои чувства, в том числе любовь. Единственным знаком любви, который я могла видеть между моими родителями, были объятия отца и матери. Это бывало обычно после споров, в результате которых моя мать плакала. Кроме этих чувств, все остальные (особенно любовь) были спрятаны.
В 1979 году, когда мне было восемь лет, мои родители развелись. Моя мать вступала в отношения, ни одно из которых никогда не было успешным. Я помню годы, которые я прожила в смущении, узнавая «грязные секреты» моей матери. Я жила с бомбой замедленного действия, и все время ждала, когда придет момент взрыва и все секреты откроются людям. Что случилось бы, если бы мои товарищи однажды узнали все это? Возможно, они забросали бы меня камнями!
В дополнение ко всему, женщина, которая решила жить с моей матерью, не любила детей и отказывалась видеть во мне что-либо хорошее. За малейшую ошибку меня осуждали. Она выкладывала все мои недостатки на блюде. В конце концов мне дали понять, что если я хочу хотя бы в малой степени получать одобрение, я должна быть «совершенной». Именно так!
Я стала такой «совершенной». Я оставалась в своей комнате и никогда не слушала свой магнитофон громче определенного невысокого уровня. Я не спорила и всегда делала то, что мне говорили. Если я подходила к своей матери и пыталась выразить свои чувства по поводу этой женщины, я слышала в ответ: «Она платит половину счетов, и ты можешь поэтому жить тут бесплатно». Так как никто не занимался мной, я быстро поняла, что я никчемная. Не имело значения, насколько хорошо я выглядела, я все равно была плохой, ничего не стоящей и никчемной. Позже я осознала противоположное. После того, как я попала в больницу из-за суицидальных намерений в октябре 1993 г., я присоединилась к Анонимным Депрессивным. Вскоре я поняла, что люди тут любят меня и что нет никаких обязательств, которые на меня возлагают, чтобы быть «совершенной». Другие вещи вышли на первое место. Моя мать и я стали скорее близкими подругами, чем просто матерью и дочкой. Анонимные Депрессивные на самом деле действуют!
Есть и другие проблемы, о которых стоит говорить. Я все еще нуждаюсь в том, чтобы учиться не чувствовать себя плохо, если  сделала ошибку. Часть Четвертого и Пятого Шагов Анонимных Депрессивных говорит о том, что не следует бояться быть неправым и извиняться, если вы причинили кому-то боль. Цветы не вырастут, если вы не выполете сорняки, которые им мешают.
Анонимные Депрессивные стали самым главным ключом к моей успешной жизни. Перед тем, как я вошла в Программу, у меня не было денег, водительских прав, и меня исключили из университета из-за низких оценок и нервных срывов, из-за которых я попала в больницу. Я не проработала Первый Шаг до тех пор, пока не осознала, что я бессильна перед своей депрессией и что моя жизнь была столь же дезорганизована, как мой платяной шкаф.
В первую ночь в больнице один человек рассказал мне о существовании группы самопомощи, известной как Анонимные Депрессивные. Я решила попробовать. Рассказывая об этой прекрасной, чудесной и очень духовной Программе, этот человек не только выполнил Двенадцатый Шаг, но также дал мне ключ, который открыл для меня множество дверей. Проход через эти двери был подобен признанию поражения. Я играла первую роль в игре, в которой я в конечном итоге выиграю. Если меня выбивали, я возвращалась к Первому Шагу. Играя в мяч с позитивными чувствами, я позволяла моей Высшей Силе входить через Шаги для того, чтобы я выздоровела. С поддержкой и позитивными чувствами от дружеского сообщества, которое я испытывала в группе, я начала понимать Божью волю относительно себя. С любовью, поддержкой и настоящей дружбой со стороны трех верных членов группы я начала работу по получению водительских прав, которые были следующим шагом в приобретении мной независимости. Год спустя я получила права с помощью двух членов группы, которые помогли мне пройти дорожный экзамен. Для меня началась новая солнечная жизнь. Худшее осталось позади.

Лена

Из книги Анонимные Депрессивные

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.