Позвонить - 358 - 40 - 5689681

Надежда под Новый год

Я – журналист и я страдаю депрессией. И я часто думаю о встречаемых мной замороженных лицах, заторможенных реакциях,  апатии, отчаянии, чувствах безысходности и тоски. О людях, живущих здесь, в Хельсинки, работающих в различных областях и сферах, а остальное время проводящих дома, не желающих появляться нигде и никогда. «Дом – моя крепость» и никуда больше не пойду, потому что никому не доверяю и никого не хочу видеть»!

Думаю о маленьких группках соотечественников, собирающихся по кружкам (от вязально-кулинарных до литературно-музыкальных), обсуждающих «свое наболевшее» в узком кругу и хоть так облегчающих душу. Но то тут, то там выплывают чьи-то затравленные глаза, и все выдают. Куда ни кинь взор, везде драмы, если не трагедии: разводы, безработица, близкие спиваются, дерутся, хамят или наоборот пребывают в полном равнодушии ко всему на свете. И везде царят уныние и беспросветность.

Куда-то ушла и настоящая Радость. Люди редко смеются, тем более от души, а уж заплакать от радости и счастья вообще не представляется возможным. Хотя плакать — плачут, но от другого, от чего обычно и плачет большинство. От маленьких и больших бед, от разных несчастий. У каждого они свои, у каждого что-нибудь да болит. Иногда тьма вокруг сгущается настолько, что боль становится невыносимой. Терпеть невозможно. Жить не хочется. Это уже депрессия. Ее надо лечить, а опыта нет. И тогда начинаются поиски. Кто? – где? – хоть чем-то может помочь?

Наталкиваешься на какие-то психологические курсы. Включаешься в работу. Постигаешь азы психологической (или якобы) науки. Чувствуешь себя уже продвинутым и робко заикаешься о своей депрессии. Тебе доверительно вручают визитную карточку и расценки частного приема.  «А на правах участника группы можно узнать хотя бы приблизительно методику работы с депрессией и способы преодаления?..»

Твой вопрос воспринимается как неуместный и даже неприличный. Стушевавшись, отходишь в сторону. И продолжаешь терпеть, пестовать свою болячку. А она, подпитываясь на благодатной почве, растет и разрастается, превращаясь в неумалимую беду.

Люди не помогают. Отдаляешься от них. Уходишь в себя, а на самом деле и себя предаешь, и от мира отворачиваешься. Тебе никто не нужен, и ты никому не нужен. А когда появляется ощущение, что ты никому не нужен, этакой неприкаянности, то с предельной ясностью осознаешь, насколько же ты не нужен и самому себе. И вот здесь уже приходит губительное и разрушительное чувство вселенского Одиночества. Беспредельного, как океан. Последние силы тебя покидают, и ты медленно погружаешься на дно…

Нужны мудрые эскулапы – настоящие врачи. Нужны хорошие лекарства – настоящие. Это понятно, от этого никуда не денешься: депрессия – это болезнь. А что потом? Кто может гарантировать полное выздоровление, если жизнь кругом больная и ничего в ней не меняется? Тянуть от ремиссии до ремиссии, по сути, инвалидное ущербное существование? Разве это жизнь?

Нет. Надо делать с собой что-то более существенное, более действенное. Надо многое менять, многое перестраивать в себе самом. И, конечно, от самого себя здесь потребуется большое мужество. Хотя бы в признание того, что нынешний твой внутренний механизм оказался непрочным, нестойким и совершенно разладился при столкновении (мощном ударе) с «суровой действительностью». Как может расстроиться или разладиться музыкальный инструмент, требующий сложной настройки. А уж если музыкальный инструмент, такой, как рояль, настроить непросто, то что говорить о человеке!

… И вот приходит  н а д е ж д а. Сначала через сайт в интернете, а потом и воочию ты узнаешь людей, которые борются и одолевают эту напасть под названием депрессия. Правда, в одиночку эта борьба изнурительна и не имеет смысла. Люди, почувствовав себя в беде и уловив сходство своих болезненных состояний, протянули друг другу руку. Нечто похожее могут испытывать альпинисты, оказавшиеся высоко в горах при неожиданно неблагоприятной погоде, или моряки на тонущем корабле. Но есть и другое сравнение, услышанное когда-то от бывшего узника фашистского концлагеря. «Мы были доходяги, внешне почти потерявшие человеческий облик. Но внутренне мы оставались людьми, солдатами-соотечественниками и не могли бросить друг друга в беде. Поэтому тянули как могли и вытягивали себя и ближних из бездны и падения в пропасть».

Депрессия – это тоже падение в пропасть или медленное погружение в болото и  трясину. Нужны чьи-то сильные руки, чье-то сильное желание тебе помочь. Люди собираются вместе. Очень похожие и очень страдающие. Когда на тебя поднимают глаза, в которых плещется боль, и ты видишь, как человек, преодолевая себя, улыбается тебе и пытается тебя ободрить, поддержать, то и в твоем сердце вспыхивает ответная благодарность и такое же желание помочь и протянуть руку. Это трудно объяснить, но видимо, данное чувство и называется состраданием, милосердием, которое целительно уже само по себе.

А дальше начинается работа над собой, вырабатывание умения слушать и воспринимать чужой опыт, применяя или не применяя его к себе. А также выстраивание своей собственной линии жизни, своих собственных шагов по преодолению кризиса. И уже делясь с другими маленькими секретами своих первых побед, ты тем самым закладываешь фундамент своего нового безболезненного состояния, нового радостного самоощущения.  Каждый чувствует себя здесь первопроходцем, каждый нащупывает свой путь к выздоровлению. Но ощущая плечо, принимая поддержку, понимание и сочувствие рядом идущего, сам поддерживая кого-то, — легче идти вперед, легче видеть цель и, конечно, легче ее достигать.

Не обязательно точно и в деталях знать этот путь. По нему можно двигаться и интуитивно, внутреннее чувство тебя никогда не обманет. Уже на самом этом пути можно корректировать и скорость, и маршрут, и собственные шаги и другие детали,
которые не всегда удается предусмотреть, собираясь в дорогу. Но цель-то маячит! Она у всех одна и для всех желанна. Чтобы поправиться, надо этого очень сильно захотеть. Чтобы помочь другому, надо ему очень сильно посочувствовать. А если вас объединяет одна боль, и вместе вы, естественно, сильнее, то путь к победе вам обеспечен. Признаться в своем недуге самому себе – это уже мужественный поступок. Признаться в этом перед другими – пожалуй, уже мужество вдвойне. Но побеждают обычно честные и мужественные люди, а они умеют видеть и чувствовать друг друга — узнавать…

Такая группа взаимопомощи и поддержки открывается в эти дни в Хельсинки при Финляндском Обществе психического здоровья. Очень хочется верить, что нуждающиеся люди найдут друг друга и здесь, в Финляндии. Очень хочется верить, что не умерли такие понятия как сочувствие, сострадание и милосердие, и, конечно, любовь. И значит, станет реальностью встреча всех тех, кто нуждается в помощи сам и кто готов протянуть руку помощи другому нуждающемуся. И возможно тогда произойдет чудо — чудо исцеления. И радость жизни вновь обретет свое место в моем сердце.
Ох, как хочется верить!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *