Позвонить - 358 - 40 - 5689681

Home » Статьи о депрессии и ее преодолении » Бенджамин Колодзин. Посттравматический стресс.

Бенджамин Колодзин. Посттравматический стресс.

По каким признакам можно распознать присутствие посттравматического стресса? Если мы говорим, что тот или иной человек «болен» посттравматическим стрессом, — что именно мы подразумеваем? Прежде всего то, что этот человек пережил травмирующее событие, т.е. испытал нечто ужасное, что не часто случается с людьми. По определению психиатров, травмирующим называют событие, выходящее за пределы нормального человеческого опыта.

* Говоря о посттравматическом стрессе, мы имеем в виду, что человек пережил одно или несколько травмирующих событий, которые глубоко затронули его психику. Эти события так резко отличаются от всего предыдущего опыта или причиняли настолько сильные страдания, что человек ответил на них бурной отрицательной реакцией. Нормальная психика в такой ситуации естественно стремится смягчить дискомфорт: человек, переживший подобную реакцию, коренным образом меняет свое отношение к окружающему миру, чтобы жить стало хоть немного легче.
Чтобы убедиться, насколько это естественно и насколько важно для душевного комфорта, обратимся еще раз к психиатрическому определению: врачи считают, что событие, которое обладает всеми признаками травмирующего, окажет свое действие практически на любого человека. А это значит, что потеря душевного равновесия, бурные психические проявления в этом случае совершенно нормальны.
Если травма была сравнительно небольшой, то повышенная тревожность и другие симптомы стресса постепенно пройдут в течение нескольких часов, дней или недель. Если же травма была сильной или травмирующие события повторялись многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие годы.

* Подобно тому, как мы приобретаем иммунитет к определенной болезни, наша психика вырабатывает особый механизм для защиты от болезненных переживаний. Например, человек, переживший трагическую потерю близких, в дальнейшем подсознательно избегает устанавливать с кем-либо тесный эмоциональный контакт. Если человеку кажется, что в критической ситуации он повел себя безответственно, ему впоследствии будет трудно брать на себя ответственность за кого-то или за что-то.
«Боевые рефлексы» не казались чем-то необычным, пока человек находился в районе военных действий. Но возвращаясь домой, попадал в такую среду, где подобные рефлексы производили, по меньшей мере, странное впечатление. Тысячу раз, прямо и косвенно, множеством различных способов человеку указывали, что пора прекратить вести себя как на войне. Но никто так и не объяснил ветерану, каким образом это сделать.

* Когда у человека нет возможности разрядить внутреннее напряжение, его тело и психика находят способ как-то примениться к этому напряжению. В этом, в принципе, и состоит механизм посттравматического стресса. Его симптомы — которые в комплексе выглядят как психическое отклонение — на самом деле не что иное, как глубоко укоренившиеся способы поведения, связанные с экстремальными событиями в прошлом. При ПТС наблюдаются следующие клинические симптомы.
1. Немотивированная бдительность. Человек пристально следит за всем, что происходит вокруг, словно ему постоянно угрожает опасность.
2. «Взрывная» реакция. При малейшей неожиданности человек делает стремительные движения (бросается на землю при звуке низко пролетающего вертолета, резко оборачивается и принимает боевую позу, когда кто-то приближается к нему из-за спины).
3. Притупленность эмоций. Бывает, что человек полностью или частично утратил способность к эмоциональным проявлениям. Ему трудно устанавливать близкие и дружеские связи с окружающими, ему недоступны радость, любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность. Многие пациенты жалуются, что со времени поразивших их тяжелых событий им стало намного труднее испытывать эти чувства.
4. Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не является жизненно важной.
5. Нарушения памяти и концентрации внимания. Человек испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по крайней мере, такие трудности возникают при определенных обстоятельствах. В некоторые моменты концентрация может быть великолепной, но стоит появиться какому-либо стрессовому фактору, как человек уже не в силах сосредоточиться.
6. Депрессия. В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых темных и беспросветных глубин человеческого отчаяния, когда кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии сопутствуют нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни.
7. Общая тревожность. Проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, «параноидальные» явления — например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины).
8. Приступы ярости. Не приливы умеренного гнева, а именно взрывы ярости, по силе подобные извержению вулкана. Многие пациенты сообщают, что такие приступы чаще возникают под действием наркотических веществ, особенно алкоголя. Однако бывают и в отсутствие алкоголя или наркотиков, так что было бы неверно считать опьянение главной причиной этих явлений.
9. Злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами. В попытке снизить интенсивность посттравматических симптомов многие пациенты употребляют марихуану, алкоголь и (в меньшей степени) другие наркотические вещества.
10. Непрошеные воспоминания. Пожалуй, это наиболее важный симптом, дающий право говорить о присутствии ПТС. В памяти пациента внезапно всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования.
Наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка чем-то напоминает случившееся «в то время», т.е. во время травмирующего события: запах, зрелище, звук, словно бы пришедшие из той поры. Яркие образы прошлого обрушиваются на психику и вызывают сильный стресс. Главное отличие от обычных воспоминаний состоит в том, что посттравматические «непрошеные воспоминания» сопровождаются сильными чувствами тревоги и страха.
Непрошеные воспоминания, приходящие во сне, называют ночными кошмарами.
11. Галлюцинаторные переживания. Это особая разновидность непрошеных воспоминаний о травмирующих событиях с той разницей, что при галлюцинаторном переживании память о случившемся выступает настолько ярко, что события текущего момента как бы отходят на второй план и кажутся менее реальными, чем воспоминания. В этом «галлюцинаторном», отрешенном состоянии человек ведет себя так, словно он снова переживает прошлое травмирующее событие; он действует, думает и чувствует так же, как в тот момент, когда ему пришлось спасать свою жизнь.
Галлюцинаторные переживания свойственны не всем пациентам: это всего лишь разновидность непрошеных воспоминаний, для которых характерна особая яркость и болезненность. Они чаще возникают под влиянием наркотических веществ, в частности алкоголя, однако галлюцинаторные переживания могут появиться у человека и в трезвом состоянии, а также у того, кто никогда не употребляет наркотических веществ.
12. Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон). Когда человека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он сам невольно противится засыпанию, и именно в этом причина его бессонницы: человек боится заснуть и вновь увидеть это. Регулярное недосыпание, приводящее к крайнему нервному истощению, дополняет картину симптомов посттравматического стресса. Бессонница также бывает вызвана высоким уровнем тревожности, неспособностью расслабиться, а также непроходящим чувством физической или душевной боли.
13. Мысли о самоубийстве. Пациент постоянно думает о самоубийстве или планирует какие-либо действия, которые в конечном итоге должны привести его к смерти. Когда жизнь представляется более пугающей и болезненной, чем смерть, мысль покончить со всеми страданиями может показаться заманчивой. Когда человек доходит до той грани отчаяния, где не видно никаких способов поправить свое положение, он начинает размышлять о самоубийстве.
14. «Вина выжившего». Чувство вины из-за того, что выжил в тяжелых испытаниях, стоивших жизни другим, нередко присуще тем, кто страдает от «эмоциональной глухоты» (неспособности пережить радость, любовь, сострадание и т.д.) со времени травмирующих событий. Многие жертвы ПТС готовы на что угодно, лишь бы избежать напоминания о трагедии, о гибели товарищей. Сильное чувство вины иногда провоцирует приступы самоуничижительного поведения.

* На пути к истинному, а не иллюзорному исцелению, не столь важно вести себя «как все», но зато очень важно быть предельно честным с самим собой, оценивая то, что происходит в жизни в настоящий момент. Если сегодня на обстоятельства жизни большое влияние оказывают волнующие воспоминания, поведение, образ мыслей и чувств, пришедшие в наследство из прошлого, очень важно честно признать их существование, даже если кому-то это покажется «ненормальным». Постепенно узнавая, каким образом «травмирующие события» повлияли на вашу жизнь, вы одновременно придете к пониманию того, что исцеление — процесс глубоко личностный и охватывает почти все сферы вашей жизни, а значит не может сводиться к одной лишь «социальной адаптации».
«Социально-адаптационный» подход к проблемам людей, побывавших за гранью нормального человеческого опыта, удерживает в рамках тех стандартов ценностей, которые присущи обычной, далекой от опасности жизни. Правильные действия требуют нарушения искусственных границ, которые мы сами поставили: болезненные явления, порожденные экстремальной ситуацией, следует лечить нестандартными методами, выйдя за пределы искусственной схемы «социальной адаптации».

* Опасно судить о других, опираясь только на свой опыт. То, что с одной точки зрения кажется неразумным страхом, с другой представляется обоснованной осторожностью. Вместо того, чтобы стараться «быть как все», вы сначала вспомните, что когда-то повышенная бдительность имела для вас жизненно важное значение, и теперь всякая стрессовая ситуация подталкивает вас именно к такому способу поведения.
Напоминая себе, что такая реакция для вас совершенно естественна, вы как бы даете себе разрешение всякий раз сознательно отмечать ее появление: «опять у меня это нехорошее ощущение…)». И только вы научитесь вовремя распознавать стрессовую реакцию, вам останется только задать себе вопрос, оправдан ли страх в данной ситуации?
При таком подходе вы не стараетесь быть похожим на кого-то другого. Вы остаетесь самим собой, со всеми знаниями и навыками, которых у вас не отнять. Вы учитесь контролировать свои автоматические реакции, чтобы они работали на вас. Вы сможете различать реакцию на стресс: ситуацию, когда вам ничто не угрожает и требуется только расслабиться и отдохнуть, и реальную опасность, когда повышенная бдительность вполне оправдана и необходима. Развивайте в себе это умение, и вам станет легче жить и оставаться таким, как есть. Всего того, чему вы научились в экстремальной ситуации и что вам может еще когда-нибудь пригодиться, забывать не нужно: для истинного выздоровления вовсе не требуется перечеркивать часть своей жизни ради соответствия чьим-то меркам.
Научившись распознавать последствия пережитых экстремальных обстоятельств, люди понимают, что они вполне нормальны, что болезненные явления — естественный результат тяжелых событий в прошлом. Такое понимание приводит к внутреннему принятию того, что произошло в жизни, и к примирению с самим собой.

* Нездоровые привычки (например, злоупотребление алкоголем) человек приобретает, когда стремится скрыть что-то другое, сильно беспокоящее его. Я называю это «рефлексом подавления», его часто можно наблюдать в поведении людей, переживших травму. Рефлекс подавления загоняет неприятные чувства вглубь — туда, где их эмоциональное воздействие ощущается с меньшей интенсивностью. Это, как правило, сопровождается постоянным напряжением мышц тела. И по мере того, как человек привыкает подавлять в себе отрицательные чувства (гнев, ненависть, ревность, ярость, подозрительность), он одновременно теряет способность испытывать положительные эмоции (любовь, доброту, дружелюбие, доверие). А ведь именно положительные чувства — к себе, к окружающим, к жизни — дают человеку желание и силы изменить что-то в себе и в обстоятельствах своей жизни.

* Истинное исцеление приходит тогда, когда мы отдаем должное всему, что узнали на своем жизненном пути и пользуемся этими знаниями. Поэтому, я предлагаю отказаться от идеи «адаптации» и отправиться на поиски того, что привело бы вас к более гармоничной жизни, достойной самоуважения.

* Когда мы были маленькими детьми, страх составлял неотъемлемую часть нашей жизни: он появлялся всякий раз при встрече с неизвестным или когда мы испытывали дискомфорт и не знали способа вновь вернуть состояние комфорта и защищенности. Жизнь учила многих из нас, что свой страх нельзя не только показывать окружающим, но даже признаваться в нем самому себе.

* Мы, взрослея, учились лгать и притворяться перед самими собой, чтобы замаскировать чувство страха. Мы делали вид, что переживаем не страх, а что-то другое: «Страшно? Мне? Да нисколько!». Мужчине бояться не пристало; боятся одни трусы — твердили нам не раз.
Когда мужчине страшно, он вынужден каким-то образом видоизменять этот страх, чтобы спрятать его — причем, не только от других, но от себя самого, поскольку показать свой страх означало уронить себя в мнении окружающих. Таким образом, у огромного большинства выработался поведенческий механизм отрицания собственных глубинных страхов. Впрочем, конкретные причины, вызывающие страх, для разных людей совершенно различны. Попросту говоря, когда мы всерьез чего-либо боимся, мы не желаем признаваться в этом даже самим себе. Мы отказываемся называть это чувство страхом и вынуждены подыскивать для него какое-нибудь другое благовидное название. Но все это чистейший самообман, поскольку испытывать страх присуще каждому человеку без исключения.
Говоря о травмирующих событиях, мы обычно имеем в виду события, которые не просто выходят за рамки обыденного опыта, но также рождают сильный страх и душевную боль. Угроза была настолько сильной, что у пережившего ее человека могло быть вовсе утрачено ощущение безопасности, способность чувствовать себя комфортно в этом мире.
Если вы все еще находитесь под властью травмирующего события, случившегося в вашей жизни, то на пути к исцелению вам придется прежде всего без самообмана разобраться во всем, что так сильно напугало вас, что непосредственно угрожало вашей безопасности. Только после этого вы сможете внести конструктивные изменения в свою жизнь, чтобы она стала более плодотворной и осмысленной.

* Существует особая связь между страхом и гневом. Гнев — это реакция на страх. В тех сферах вашей жизни, где часто присутствует гнев, вначале произошло нечто угрожающее, сильно испугавшее вас. Гнев — один из способов ответить на опасность. Это вовсе не означает, что ваш гнев напускной, фальшивый, ненастоящий. Все мы отлично знаем, что чувство гнева вполне реально, и к тому же обладает мощной силой. Внимательно анализируя ситуации, когда мы были особенно рассержены, мы обнаруживаем, что перед тем, как мы пришли к состоянию гнева, с нами случилось что-то воспринятое нами как опасность. Это относится ко всем видам гнева, от легкого раздражения до убийственной ярости. А значит, когда мы учимся распознавать свой внутренний страх, то области, в которых проявляется гнев, дают нам ценную подсказку.
Конечно, чувствовать искренний гнев в минуту реальной угрозы естественно и совершенно нормально. Но, как я уже объяснил, иногда мы чувствуем себя под угрозой из-за необоснованных страхов, и при этом мнимая опасность может разъярить нас ничуть не меньше, чем реальная.

* Когда вас охватывает гнев, причина этому есть всегда, но она может быть скрыта. Если в течение нескольких лет вы развивали в себе тот рефлекс (В кровь поступает гормон адреналин, связанный с чувством страха, и норадреналин, связанный с чувством гнева, которые дают человеку силы сражаться или убежать; солдат рефлекторным приливом сил в момент опасности учат, «накачиваять» в себе злобу и агрессивность до тех пор, пока страх не будет преодолен и можно будет продолжать бой; это старый, испытанный метод подготовки бойцов, и он весьма эффективен), у вас в крови, по всей вероятности, повышен уровень норадреналина (гормона, связанного с чувством гнева) и из-за этого вам свойственно порой проявлять беспричинную агрессивность.
Я уделил так много внимания чувству страха, поскольку распознавание этого чувства поможет вам обуздать гнев, повышенную тревожность и преодолеть привычную скованность мышц. Честно признаться в своем страхе — первый шаг. После того, как мы уясним насколько дестабилизирует воздействие страха нашу психику, можно будет подойти к тому, как вернуться в более устойчивое, уравновешенное состояние.

* Воспитание чувства равновесия не означает, что вы должны раз и навсегда найти для себя какое-то равновесное, гармоничное состояние и пребывать в нем всю жизнь. Нормальному человеку это не под силу. Вы должны убедиться в том, что всякий раз, «сорвавшись», можете снова «встать на ноги», и восстановить утраченное равновесие.

* Многие пациенты, у которых сохраняется высокий уровень напряжения в определенных мышечных группах, сами не осознают того, что эти мышцы постоянно напряжены. Дело в том, что мышечные группы находились в состоянии напряжения длительное время, настолько долго, что пациент забыл, как они ощущаются, когда расслаблены.
В этом случае ощущение, соответствующее напряжению мышц, воспринимается человеком, как «нормальное». Были случаи, когда пациенты, которых научили расслаблять мышцы с помощью аппаратуры, в первый момент испытывали дискомфорт, для них было непривычным отсутствие напряжения в этих мышцах.

* Умение расслабляться особенно ценно для тех, кто часто испытывает напряжение и тревогу. Умение расслабляться принесет максимальную пользу в те моменты вашей жизни, которые отмечены наибольшим стрессовым напряжением. Когда вы сталкиваетесь с явлениями и событиями, легко выводящими вас из равновесия, вам очень важно знать, как в такой ситуации сохранить спокойствие и способность управлять своим вниманием. В обычной, повседневной жизни умение сохранять внутреннее равновесие поможет вам обрести покой и легче переносить стрессовые события. В экстремальных условиях это умение может спасти вам жизнь.

* Изменения в организме под воздействием сильного стресса (особенно, если стресс присутствует в течение длительного времени) ограничивают действенность защитных сил. Нам еще не совсем понятно, отчего это происходит, но есть достаточно оснований считать, что высокий уровень стресса и слабость иммунной системы взаимосвязаны.
Под воздействием сильного и длительного стресса человек становится уязвим для целого ряда заболеваний: вирусных, онкологических, аутоиммунных (когда «солдаты» иммунной системы начинают сражаться друг с другом), а также, для различных видов аллергии. Именно по этой причине я не устаю подчеркивать важность душевного равновесия для поддержания здоровья.

Как справиться с тяжелыми воспоминаниями.
По опыту своей психотерапевтической работы я убедился, что именно эти симптомы (ночные кошмары, вспышки гнева, непрошеные воспоминания и чувство отчаяния) представляют собой самую серьезную проблему для большинства пациентов. Общая черта, которая связывает все эти психические явления — присутствие у пациента мучительного чувства, что он ничего не может с собой поделать, что его собственные переживания и поступки совершенно неподвластны ему. Чтобы обрести твердую почву под ногами и контроль над собой, вам предстоит выяснить, что за война идет у вас внутри и каким способом можно положить ей конец.

* Сны о войне.
Такие сны — это и хроника известных вам событий, и напоминание, что вы один можете начать «мирные переговоры». Попробуйте разгадать скрытый смысл ваших сновидений и воспользоваться найденными разгадками, как вехами на пути к исцелению. Эта задача нелегка, потому что в процессе своего исследования вам придется вызвать к жизни самые тяжелые и болезненные воспоминания. Надо последовательно сделать следующее.
1. Вывести на поверхность, осознать в бодрствующем состоянии сюжет своего сна.
2. Спросить себя, что требуется для восстановления мира, прекращения той внутренней войны, к которой сновидение пытается привлечь ваше внимание.
3. Найти способ применить полученный ответ в своей сегодняшней жизни. В терапевтической практике эти три шага — постепенный процесс, который может продолжаться несколько месяцев или даже лет. Работа вам предстоит трудная: ускоренных и безболезненных методов в этой сфере нет.
Анализ собственных сновидений труден, в первую очередь потому, что в них отражены события особого рода. Если эти события произошли в зоне боевых действий, у вас, скорее всего, не было возможности пройти через все стадии эмоциональной реакции, естественной для каждого человека при столкновении с чем-то, что выше его сил: отрицание (этого не может быть, я не верю, что это произошло), гнев (я вне себя от ярости, это не должно было произойти), скорбь (мне очень больно, что это произошло). Вероятно, вам предстоит еще не раз сполна пережить все эти чувства, пока наконец вы придете в более уравновешенное состояние, которое можно назвать «принятием»: «Что ж, придется смириться с тем, что произошло, и заняться другими важными делами».
Если сновидения воссоздают травмировавшие вас когда-то события, вам, видимо, потребуется проложить свой путь сквозь отрицание, гнев и скорбь, прежде чем дойдете до спокойного принятия случившегося раньше. Такое «прокладывание пути» на какой-то период сделает вас уязвимым для чувства вины, стыда, гнева и отчаяния. Именно по этой причине многие пациенты, для которых такое самоисследование уже позади, предупреждают начинающих, что «сначала будет хуже и только потом лучше». Другими словами, прежде, чем вы вновь обретете что-то лучшее в вашей жизни, вам придется некоторое время примиряться с самым худшим. Легче проводить такую работу в тихом, спокойном месте, среди заботливых и понимающих вас людей и под руководством знающего человека.

* Вспоминая сновидение и связанные с ним тяжелые впечатления, вам вновь придется пережить чувства вины, гнева, ужаса — все эмоции, которыми сопровождалось само событие. Не исключено, что тогда, во время травмирующего события, все чувства как бы притупились. В этом случае возможна острая эмоциональная реакция на воспоминание. Это, пожалуй, главная причина заставляющая людей избегать анализа сновидений.

* Вспышки ярости.
Между яростью и равновесием — дистанция огромного размера. Как вы убедились в игре «толкни меня», в гневе человек не рассчитывает свои силы и легко выводится из равновесия. Впрочем, в момент ярости о сохранении равновесия человек не заботится, поскольку не склонен рассуждать разумно. Внутреннее давление достигает критической массы и требует немедленного выхода. Возможно ли применить стратегию воспитания равновесия непосредственно во время вспышки гнева?
Существуют методы длительного и глубокого самоизучения, приводящего к истокам, изначальным причинам вашего гнева. Чтобы в дальнейшем такие приступы ярости возникали как можно реже, постарайтесь проследить, что происходит внутри и вокруг вас в момент, когда начинает накапливаться раздражение. Причиной вашего гнева может быть окружающая обстановка, прежние боевые рефлексы или сочетание различных факторов. Исследование тех сторон своей жизни, где гнев проявляется чаще всего, поможет вам лучше понять его механизм. Не думайте, будто бы приступы ярости «приходят из ниоткуда». На самом деле они являются одним из усвоенных вами способов снизить внутреннее напряжение. По мере самоизучения вы поймете, что существуют и другие, более эффективные методы преодоления стресса.

* Теперь мы попытаемся получше узнать, какую историю вы постоянно рассказываете самому себе, выясняя, что вы за человек. Мы научимся заполнять пробелы к этой истории т.е. обращать внимание на те черты своей личности, которые, как правило, не опознаем. Вы отправитесь на поиски информации, которая поможет вам жить по-своему, опираясь на свой собственный, уникальный жизненный опыт. Вам предстоит осилить пути, ведущие к миру и принятию его. Этот поиск принесет вам реальные, ощутимые результаты, только если будет направлен внутрь: именно там, внутри нашей личности заложены ответы на все вопросы.

* Те ее стороны, которые находятся в центре вашего внимания, вполне реальны и важны, но кроме них существует и многое другое. Наша цель — тщательно изучить ваш жизненный опыт, все события, которые встретились на вашем пути, чтобы определить, какие именно обстоятельства сформировали вас, определили вашу индивидуальность. Возможно, вы обнаружите такие части своей личности, с которыми давно утратили контакт. Некоторые вызовут у вас болезненное ощущение: вы вспомните, что здесь утратили равновесие, и жизнь сбила вас с ног. Другие, напротив, принесут удовлетворение: здесь вы ощутили твердую почву под ногами.
С самого начала следует усвоить главное правило: вы делаете это только для себя и ни для кого другого. Вы достигнете тем большего успеха, чем искреннее будете с самим собой, а полная искренность возможна скорее наедине, чем при свидетелях.

* Ясную информацию о своих глубинных потребностях нельзя получить от другого человека. Никто не расскажет вам, каким следует быть — такое знание может прийти только из глубины вашей психики. Это означает, что информация, поступающая изнутри, — правдивая; вы можете полностью довериться ей, и она, как стрелка компаса укажет вам дорогу к исцелению.

* Огромное влияние на образ жизни большинства людей оказывает родительский дом — мать, отец и другие взрослые, окружавшие нас в самом начале нашего существования. В детстве мы стремимся завоевать одобрение родителей тем, что ведем себя и думаем так, как они того хотят; или же напротив, отвергаем их ценности и изо всех сил стараемся не быть такими, как они хотят. И в том, и в другом случае верно одно: образ жизни родителей, их взаимоотношения с окружающим миром оказали на нас сильное воздействие; при этом наибольшая часть усвоенного нами влияния перешла в подсознание.
Эта подсознательная программа, заложенная в нас семьей, действует в течение всей нашей жизни. «Наследие предков» формирует наши жизненные цели и принимаемые нами решения, а также определяет нашу способность испытывать душевный покой. Оно оказывает мощное и скрытое влияние на наши подсознательные убеждения (то, во что мы верим, сами того не осознавая) и представляет собой обширную область изучения для всякого, кто хочет достичь внутреннего равновесия.
Если, к примеру, в семье ваших родителей выражать свои чувства было не принято и считалось признаком слабости, то вы с раннего детства научились подавлять свои эмоциональные проявления. Вполне вероятно, что вы унаследовали от родителей убеждение, будто бы чувства страха, боли, вины или гнева показывают вашу слабость и вообще неполноценность и это заставляет вас быть скрытным.

* Уважение к человеку, идеалу или чему угодно еще возникает, когда оно связано с чем-то для нас важным, ценным и любимым. Чувство уважения очень трудно сохранить в обстановке, где тотальное неуважение стало скорее правилом, чем исключением, и чем дольше находишься в такой обстановке, тем труднее дается уважение.
Неуважение — тончайший психологический инструмент, позволяющий всякого, чьи потребности нам удобнее игнорировать, лишать права считаться человеком. По мере практики и при отсутствии альтернатив, эта психологическая установка легко закрепляется в привычку.
Когда мы уважаем кого-то, от нас исходят сигналы о том, что мы высоко ценим само его существование. Этот человек (или группа, или нация), видя наше доброе отношение, постепенно понимает уважительность наших намерений. Напротив, выказывая кому-то неуважение. мы посылаем сигналы, что человек (группа, нация) не такой, как надо, и мы вправе осуждать или перевоспитывать его. Такие заявления ставят под угрозу свободу людей (группы, нации), оставаться такими, какие они есть. Поэтому нас начинают бояться.
Страх, порожденный неуважением, приводит в свою очередь к ответным неуважительным действиям и к порождению взаимного страха. Эта хорошо всем известная цепная реакция ведет к конфронтации и войнам — как на уровне личных, семейных отношений, так и на уровне отношений между сообществами людей и целыми нациями.

* Чем меньше в нашей жизни того, что мы уважаем и ценим, тем труднее найти такое место, где можно по-настоящему раскрыться, ощутить мир и покой. Наша внутренняя война, а значит и наш внутренний мир, обусловлены умением уважать. Когда трудно найти хотя бы что-то достойное уважения, то в равной мере трудно и найти душевный покой.

Источник — Психология любви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *