Позвонить - 358 - 40 - 5689681

Home » Статьи о депрессии и ее преодолении » Интервью журналу «Мозаика»

Интервью журналу «Мозаика»

В кризисном центре Финляндского общества Психического здоровья начала свою работу русскоязычная группа взаимоподдержки для страдающих депрессией. Редакция нашего журнала встретилась с одной из ведущих группы Ольгой Юнтунен.

ЖМ: Здравствуйте. Кто и зачем создал эту группу ДА?

ОЮ: Где-то в ноябре 2011 года ко мне обратились два инициативных человека с просьбой организовать группу для русскоязычных людей, проживающих в Финляндии, — для тех, кто страдает депрессией. Один из них, сам переживая тяжелые времена, познакомился в интернете с концепцией международного движения добровольных групп Депрессивных Анонимных, на собственном опыте испытал облегчение от заочного общения с участниками московской группы и загорелся идеей помочь тем, кто живет рядом с ним. И через общих знакомых они вышли на меня как на человека, у которого есть некоторый опыт групповой работы и сотрудничества в финляндских организациях, решающих вопросы психического здоровья и интеграции иммигрантов.

Поскольку подобных русскоязычных групп в Финляндии нет, актуальность такой работы очевидна; плюс сама проблема депрессии, ее причин и возможности преодоления, меня интересовала давно, и на тот момент было достаточно свободного времени, я не могла им отказать. Таким образом, группа создана для оказания взаимоподдержки и взаимопомощи людям, переживающим состояние депрессии. Группа целиком и полностью работает на добровольных, т.е. волонтерских, началах и носит открытый характер, т.е. на встречи может прийти любой желающий. Мы только просим предварительно предупредить по указанным на нашем сайте телефонам, чтобы знать примерно, сколько ждать народу.

ЖМ: Почему группа носит такое название «ДА-группа»?

ОЮ: Как вы уже, наверное, сами догадались, ДА – это аббревиатура от Депрессивных Анонимных, программы, идея которой зародилась в США по принципу групп Анонимных Алкоголиков. Это течение распространилось во многие страны. Но для нас это не только аббревиатура, это еще и твердое ДА жизни, т.е. смирение, принятие, согласие, утверждение, желание жить. Так мы назвали нашу страницу в интернете – Жизни – ДА!

ЖМ: В чем уникальность этой группы?

ОЮ: Прежде всего в том, что в Финляндии, насколько нам известно, это не просто первая группа, строящая свою работу на основе идеи Депрессивных Анонимных, но и первая бесплатная группа психологической поддержки, работающая на русском языке, открытая для всех нуждающихся. И терапевтическое воздействие основывается не на отношениях «доктор-пациент», а на взаимоподдержке самих страдающих людей, на возможности выговориться и быть услышанным, на познании себя и изобретении для себя своей методики восстановления, на возможности поделиться своим опытом с другими людьми. Мы, конечно же, вносим элементы определенной программы продвижения вперед, в том числе и пошаговые тезисы, разработанные по принципу шагов Анонимных Депрессивных, но на первое место выступают нужды и пожелания самих участников группы.

ЖМ: Что это за программа, по которой вы продвигаетесь вперед?

ОЮ: Да, так называемая программа, которая, с одной стороны, позволяет нам не зацикливаться исключительно на внутренних переживаниях и негативных эмоциях и двигаться вперед, узнавая новое и изменяя что-то в себе и в своей жизни. Она синтезирует в себе опыт групп Анонимных Депрессивных с теоретико-практическими разработками Общества психического здоровья и других ученых-мыслителей и организаций, занимающихся проблематикой депрессии. Опыт ДА-групп выражен в размышлениях и опыте депрессии различных людей, а также в так называемых тезисах-шагах, позволяющих раз от разу продвигаться в познании того, что происходит, и преодолении тяжелого состояния. Мы позволили себе немного их усовершенствовать с учетом логики пошагового движения и достижений современной мысли о депрессии, но по сути они по-прежнему представляют некие этапы, шаги, которые должен проделать каждый стремящийся преодолеть свою депрессию. С другой стороны, программа группы носит достаточно свободный, импровизационный характер, учитывает пожелания и надобности участников группы, и продвигаемся мы по ней в зависимости от наших возможностей и интересов. Мы стараемся, чтобы методики работы группы максимально учитывали интересы и потребности всех участников, принадлежащих к различным возрастным, социальным, религиозным, этническим слоям.

ЖМ: Как распространяется информация о работе группы и что представляет собой ваш сайт ДА-группы?

ОЮ: Прежде всего, конечно, благодаря сарафанному радио, т.е. кто-то кому-то рассказал, кто-то кого-то пригласил, кто-то кого-то направил. Как показывает практика, особенно небольших сообществ, каким является русскоязычная диаспора Финляндии, это наиболее эффективный метод. Узнал сам – расскажи другому. Была опубликована статья в газете «Спектр», там же должна быть строчка в разделе объявлений общественных организаций. Вот это интервью – спасибо журналу Мозаика. По столичному региону распространены объявления. Также я постоянно информирую о новостях на своих страницах в социальных сетях Фэйсбук, Твиттер и Гугл +.

С самого начала мы открыли страничку группы в интернете, на которой опубликована информация о работе группы, тезисы, архив занятий, интересные материалы о депрессии, мнения и истории людей, я веду блог живых размышлений и статей о нашей работе и нашем опыте. Открывали мы сайт с мыслью о том, что далеко не у всех нуждающихся в подобной группе есть возможность ее посещать лично, но благодаря интернету они могут принимать заочное участие и черпать для себя знания и поддержку, пусть и виртуальные, но в ситуации депрессивного одиночества и виртуальное общение иногда является спасением. Для возможности заочной беседы мы также открыли форум. Сайт и форум открыты для всех желающих. Материалы находим, собираем и пишем сами, они появляются на сайте по мере их поступления и возникновения в мыслях и на бумаге. Мы также будем рады любой поддержке в этом направлении, поскольку сами не являемся профессионалами в компьютерном деле и работаем исключительно в силу своих добровольных способностей и возможностей.

ЖМ: В чем сложность работы с депрессивными людьми?

ОЮ: С людьми вообще работать сложно. Основная сложность любой работы с любыми людьми, по-моему, всегда одна и та же – прийти к взаимопониманию, согласию и общему видению ситуации и того, что нужно и можно сделать. Потому что каждая индивидуальность видит мир и окружающих своими неповторимыми, часто весьма загадочными, глазами. Следовательно, также непредсказуемы могут быть и реакции, и поступки. Люди же, переживающие глубокую депрессию, не все, но в большинстве своем, подавлены своими переживаниями и болью, замкнуты, пассивны, подозрительны, видят все и всех вокруг в черном, негативном свете. Очень чувствительны и ранимы, сконцентрированы на своих проблемах и несчастьях. Малейшее недопонимание сказанного другим может привести к трагедии, потому что сил и терпения на выяснение, что же тот другой имеет в виду, хотел ли он обидеть, нет. Думают, что их боль самая тяжкая боль в мире. Все это, конечно, не может не отразиться на общении и взаимодействии с другими людьми. А ведь и те, кто здоров и бодр, им еще труднее проникнуться пониманием и сочувствием к душе страдающей. Как говорится, сытый голодного не разумеет. Вечные проблемы взаимопонимания и уважения рядом находящегося.

Осознать то, что с тобой происходит, честно ответить на стоящие вопросы, поделиться с малознакомыми людьми и выслушать с вниманием и сочувствием истории и мнения, могущие кардинально расходиться с твоими убеждениями и верованиями, не осудив при этом, — все это очень нелегко. Ведущий же подобных групп должен заботиться не только о психологическом комфорте каждого участника, но и о максимально возможном удовлетворении насущных потребностей: за чем каждый человек пришел в группу.

ЖМ: Почему болезнь гасит интерес к жизни, подталкивает иногда к уходу из нее? Насколько ослабевает связь с внешним миром, ослабевают социальные связи, и человек отгораживается от этого мира, уходит в себя? Почему человек перестает быть человеком?

ОЮ: Ох, так много вопросов. Проблема всех интервью в этом – уместить в один абзац ответа тома размышлений, исследований и опыта жизней человеческих. Это по определению некорректная задача. Но мы пытаемся. Ведущие симптомы депрессии – жесточайшее разочарование в жизни, людях, самом себе, неудовлетворенность, глубокое одиночество, тяжелейшая усталость, безнадежность, невозможность увидеть выхода из сложившихся обстоятельств, — они ведут к желанию не уйти из жизни и умереть, а к желанию покончить с этой ситуацией и переживаемыми муками. То есть человек не столько хочет расстаться с Жизнью, сколько хочет прекратить ту жизнь, которой он живет, т.к. не видит другого выхода. Он устал и измучен. Только бы больше не страдать. И тогда свести счеты с этой его жизнью представляется единственно возможным и доступным решением всех проблем.

Конечно же, в подобных переживаниях естественно отгородиться от мира, от назойливых людей, неспособных понять, часто грубых и бестактных, досаждающих своим счастьем, замкнуться в себе и переживать, переживать, переживать… Снова и снова крутить назойливую пластинку мрачных мыслей… Таково депрессивное восприятие мира. И со временем это трансформируется в определенную привычку. Как наркотик. Конечно же, отторгнутые люди не будут долго навязываться, ибо им свое личное счастье и здоровье дороже несчастья другого человека, – образуется социальный вакуум, болото, из которого вырваться без посторонней, профессиональной помощи практически нереально. Настигает еще большее переживание одиночества, покинутости, ненужности, нелюбви – такой порочный замкнутый круг, разорвать который все-таки способен только сам страдающий человек, ибо это его решение и выбор. Как и в случае с любой другой патологической зависимостью, депрессия – это зависимость от темной стороны человеческой натуры, от всех пороков, страстей, страхов, именно душевно-интеллектуальных, и для того, чтобы излечение началось, необходима решительность самого зависимого преодолеть свою пагубную зависимость.

И потому человек, переживающий депрессию, не перестает быть человеком. О, он не менее человек, чем все остальные, просто попавший в пучину своих заблуждений, ошибок, разочарований, сомнений, страхов, т.е. вплотную столкнувшийся со своей темной стороной – ведь она у каждого из нас есть. Просто в случае так называемого здоровья она уравновешена светлой половиной, и поэтому у всех бывают хорошие времена, бывают не очень, но в целом жизнь уравновешена. При депрессии же светлая сторона практически полностью подавлена, порабощена, и задача – ее вернуть. По-моему, так.

ЖМ: Почему какие-то внешние, порой очень незначительные, психологические раздражители приводят иногда к окончательному и бесповоротному разрушению личности?

ОЮ: Хороший вопрос, но очень трудный. Как я уже сказала, в период депрессии человек чрезвычайно раним и плохо способен к объективному анализу ситуации и адекватной реакции, он слышит только себя и трудно других. Поэтому каждое слово, которое расходится с его мнением и желанием, которое хоть капельку идет в разрез, он воспринимает как личное оскорбление, как унижение, как непонимание и нежелание понять, как проявление черствости и нелюбви. А потом его депрессивное мышление, раскручивая свою негативную пластинку, увеличивает эту муху до размеров слона, раздувая пожар чувств многократно, и возникает ощущение обрушения мира. Круг опять замыкается, и личность разрушает самое себя. Очень показателен в этом случае пример подросткового переходного возраста, когда дети реагируют истерикой буквально на каждое, даже самое безобидное, родительское слово: никто меня не понимает и не любит!

ЖМ: Почему у многих, переживающих депрессию, часто раздается вопль: «Болит душа! Нестерпимо болит душа!» ?

ОЮ: Частично я уже ответила на этот вопрос. Нас мучают не столько внешние события и трагедии, сколько внутренние переживания, страхи, сомнения, сожаления, непонимание… Ведь мы воспринимаем все исключительно посредством своего внутреннего миросозерцания. И это все крутится, крутится, крутится, как заезженная пластинка… Но главное – это невозможность понять, что, зачем, почему, как, а следственно, невозможность найти ответ на вопросы: что дальше? как жить? что нужно сделать для того, чтобы исправить ситуацию и перестать чувствовать все эти страшные чувства? А потом наступают окончательные бессилие и апатия, которые иногда еще называют «духовной смертью» — это страшно, жить и ничего не чувствовать, ничего не хотеть, никого не любить. Но совесть-то, душа все еще живы, и они болят…

ЖМ: Почему депрессию стали называть «чумой 21 века»? В чем ее опасность для человечества?

ОЮ: Чтобы компетентно ответить, необходимо опять же прочитать целую лекцию, а что же такое депрессия, каковые ее причины, психофизиологические механизмы, симптомы, динамика и так далее. Но вы сами видите, насколько сейчас распространено это понятие, насколько выросло количество самоубийств, ведь самоубийство – это результат именно депрессивного состояния. И принятие депрессии в Международную классификацию болезней как рядового заболевания, такого же, как и остальные психосоматические болезни – это тоже способствует как бы заражению мышления человечества допущением того, что такая болезнь существует и, возможно, я ею болен. И человек часто сам позволяет себе заразить себя такими мыслями.

Опасность в том, что распространяется она угрожающе быстро, очень легко впасть в этот соблазн страдания и бессилия, особенно на определенных этапах жизни при содействующем развитию болезни физическом ослабленном состоянии. И множество людей очень быстро становятся совершенно обезволенными и апатичными. Вы знаете, к примеру, что в Финляндии более 50 % людей, выходящих на пенсию по инвалидности после 30 лет, имеют диагноз депрессии? Но, повторяю, чтобы описать проблему всесторонне, необходимо осветить множество различных факторов, способствующих такому положению дел.

ЖМ: В свете современных взглядов на депрессию как на очень опасное и пугающее явление в человеческом обществе, следует ли обращать внимание на эту проблему государству, обществу, ученым? Личное ли это дело каждого человека?

ОЮ: Да, без сомнения. Ибо депрессия общемировая есть следствие ослабления, нарушения человеческой психики. Я считаю, насколько я знакома с данной проблематикой, что необходимо кардинально изменить существующий научно-терапевтический подход к трактовке и, следовательно, терапии депрессии. Необходимо переосмыслить это понятие и наполнить его истинным содержанием, вернуться к философским и религиозным учениям об унынии ума и души, синтезировать их с достижениями современной науки. Но это, как вы понимаете, потребует согласованной и достаточно длительной работы многих и многих служб и организаций. Мне импонируют здесь взгляды древних философов  — Пифагора, Платона, Сенеки, христианских мистиков, отцов православной церкви, которые, кстати, называли православие ничем иным, как наукой исцеления души, разработан даже целый курс православной психотерапии, индийского мыслителя Ауробиндо, наших русских философов — Соловьева, Бердяева, западных ученых – Юнга, Фромма, и многих, многих других размышлявших о причинах и терапии угнетенного сознания, которые сейчас остались за кадром.

Поэтому, по-моему, гораздо легче пока начать с самого себя, т.е. с конкретного человека. Я должен понять, что со мной что-то не так и это необходимо изменить. Я должен найти необходимые мне знания и методики. Я должен привнести их в свою жизнь.

ЖМ: А для вас, имеющей волонтерский опыт в Финляндском Обществе психического здоровья, удается ли использовать этот самый опыт в работе с группой и в группе? В чем вы видите интерес для себя в этой деятельности?

ОЮ: Ну, у меня не только опыт волонтерской работы в Обществе, но и почти трехлетний опыт вполне официальной проектной работы – мы разрабатывали и проводили школы для иммигрантов, а также обучения в школе волонтеров, организуемой Обществом. Конечно, все это, как и предыдущий опыт общения с людьми в различных ситуациях, в т.ч. профессиональных (я логопед и учитель), помогают готовить и проводить встречи, налаживать порой непростые отношения с участниками.

В чем вижу интерес? Да прежде всего в том, что группа – это мой отклик на просьбу о помощи, как уже говорила в самом начале; так сложились обстоятельства, что мне было нетрудно откликнуться. Если кто-то просит тебя помочь, а у тебя для этого есть все возможности, почему ты отказываешься? Меня давно интересовала проблематика депрессии, и мне интересно разработать ее подробнее, если, конечно, получится. По крайней мере, сейчас есть такая возможность – посвятить этому время и силы. Поживем – увидим. А пока встречаемся по вторникам. Если вы чувствуете, что вам необходима поддержка, приходите – познакомимся. Если вы знаете людей, переживающих депрессию, дайте им прочитать это интервью. Возможно, это кого-нибудь спасет. А вся дополнительная информация на нашем сайте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *