Екатерина Калиновская. Измерения депрессии.

Измерения депрессииПожалуй, нет для меня более размытого и неконкретного обозначения человеческого состояния и переживания, чем депрессия. Наверное, это самое популярный “диагноз”, который люди ставят себе самостоятельно. За ним обычно скрываются самые разные состояния — начиная от эпизодически “плохого” настроения и до острого психоза.
В клиническом подходе есть определенный набор симптомов, позволяющий диагностировать “большое депрессивное расстройство” (беру американский классификатор DSM V, некоторые отличия от принятого у нас классификатора МКБ имеются). Указанные там критерии (когда говорят о клинической депрессии, имеется ввиду именно следующее):

Сниженное настроение, нарушение сна (бессонница или наоборот сонливость), изменения аппетита и веса (значительная потеря или прибавка), снижение интереса ко всей (или почти всей) деятельности, затруднения когнитивного плана (снижение способности к концентрации и мышлению), замедление (или ускорение) двигательной активности, чувство вины, постоянная усталость, периодические суицидальные мысли (или попытки).
Есть также такие традиционные обозначения вариантов этого состояния, как эндогенная (причины неизвестны, лежат глубоко в психофизиологической структуре человека) и экзогенная (возникшая под влиянием “внешних” факторов — травм, длительных стрессов и т.д., то есть депрессия, у которой есть видимый “спусковой крючок”). Мне близок подход глубинной психологии, где состояния, рассматриваемые в клинике как эндогенная депрессия, также обусловлены опытом, но гораздо более ранним, чем человек может осознанно назвать. Упрощенно говоря, довербальным.
Кроме того, можно говорить о депрессии как о расстройстве невротическом (без психотических эпизодов), или как о психотическом (с ними: галлюцинации, бред, параноидные проявления, кататония; это состояние сопряжено с повышенным суицидальным риском, и требует фармацевтического лечения наряду с психотерапевтическим; такая депрессия также бывает после сворачивания острых психозов, например, в течении шизофрении или как одна из фаз биполярного расстройства).
Если немного отойти от клинической перспективы и обратится к опыту переживания, я вижу, что люди часто называют депрессией очень разные по своей сути и структуре состояния (пишу обзорно, не вдаваясь в детализацию).
Соматизация. Приблизительно то, что раньше называли ипохондрией. Человек жалуется на плохое самочувствие, его беспокоят разнообразные боли и симптомы, он постоянно посещает разных врачей в поисках “правильного” диагноза, любит говорить о своем состоянии здоровья (часто жалобы — единственный доступный способ контакта с окружающими и попытка получить тепло и внимание). Невозможность проживания психической боли, осознания своего одиночества, переживания брошенности “сбрасываются” в тело и могут быть вынесены в контакт с окружающим миром только таким образом.
Диссоциация. Сопровождается алекситимией (трудностью в распознавании и обозначении чувств и переживаний). “Ничего не чувствую, все как будто не со мной происходит, ничего не вызывает эмоций”. Чувства приглушены, ощущения серые, размытые, жизнь не ощущается, чтобы что-то почувствовать, нужны экстремальные, высокоинтенсивные переживания, помогающие временно преодолеть диссоциацию (часто психоактивные вещества или экстремальный спорт). В основе таких состояний лежат отщепленные из-за своей невыносимости травматические переживания.
Нарциссическая травма, потеря или нарушенность. Нарциссическая травма — это событие, повлекшее удар по ощущению собственной ценности, важности, переживание отвержения, обесценивание со стороны других или себя (например, карьерный провал, утрата статуса, развод, разочарования). Нарциссическая потеря часто переживается болезненнее, чем потеря другого человека. В случае травмы или потери такую депрессию можно назвать реактивной, для нарциссической структуры же склонность к депрессиям — неотделимый компонент личности; там под депрессией часто понимается невыносимое ощущение пустоты и бессмысленности. Меланхолия — также состояние из спектра нарциссической структуры.
Непрожитое горе. Личное или межпоколенческое. Депрессия очень часто является остановкой, прерыванием в процессе проживания горя. Процесс горевания для многих недоступен в силу обстоятельств или личных особенностей, и тогда весь объем не пережитых сложных чувств замораживается. Речь идет как о непрожитом личном горе, так и о семейной нагрузке. Немного проще (условно), если речь идет о событии личной истории, о котором человек знает и помнит. Сложнее — если речь идет о истории непрожитых семейных потерь или же о горе очень раннем, структурировавшем психическую организацию. Младенцы, резко разлученные с матерью в очень раннем возрасте, могут переживать анаклитическую депрессию, ведущую к серьезным проблемам с психическим и соматическим здоровьем, в том числе и со смертельным исходом.
Функциональное отношение к себе и к жизни (эссенциальная депрессия). То, что описывается французской психосоматической школой как “оператуарная жизнь”. Жизнь, в которой жизни очень мало, в основном — набор определенных функций (по сути, внутренние объекты не сформированы). Переживания плоскости, выхолощенности, постоянной усталости, дефицита, “как будто ничего не происходит”. Такая депрессия часто “отступает”, когда появляется объект в виде болезни. “В непрерывности этого психического состояния без явного выражения страдания внезапно наступает соматическая болезнь, и вместо того, чтобы привести к развитию психического страдания, как можно было бы ожидать, согласно некоторой «логике» здравого смысла, она вызывает у пациента обратный эффект: временное положительное изменение его депрессивного состояния в виде нарциссического подъема” (П. Марти).
Все эти состояния разные, объединяет их остановка, прерывание, невозможность вместить и прожить переживания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.