Карен Хорни. Десять невротических наклонностей.

1) Невротическая потребность в привязанности и одобрении: потребность всем подряд угождать и нравиться, получать у них одобрение; жизнь в соответствии с ожиданиями других людей; перенесение центра тяжести с собственной личности на других, привычка принимать во внимание только их желания и мнения; боязнь самоутверждения; боязнь враждебности со стороны других или враждебных чувств к себе.
2) Невротическая потребность в «партнере», который возьмет на себя руководство жизнью: смещение центра тяжести на «партнера», который должен осуществить все жизненные ожидания и нести ответственность за все хорошее и плохое; успешное манипулирование «партнером» становится главной задачей; завышенная оценка «любви», потому что предполагается, что «любовь» решает все проблемы; боязнь оказаться покинутым; боязнь одиночества.
3) Невротическая потребность ограничить свою жизнь тесными рамками: необходимость быть нетребовательным, довольствоваться малым и ограничить свои честолюбивые стремления и желания материальных благ; необходимость оставаться неприметным и играть второстепенные роли; умаление своих способностей и потенциальных возможностей, признание скромности как высшей добродетели; стремление скорее сохранять, нежели тратить; боязнь предъявлять какие-либо требования; боязнь иметь или отстаивать экспансивные желания.
4) Невротическое стремление к власти: стремление к господству над другими; компульсивная преданность делу, долгу, ответственности; неуважение других людей, их индивидуальности, достоинства, чувств, стремление подчинить их себе; наличие с разной степенью выраженных деструктивных элементов; преклонение перед любой силой и презрение к слабости; боязнь неконтролируемых ситуаций; боязнь беспомощности. Невротическая потребность верить во всемогущество воли: ощущение силы духа, проистекающее от веры в магическую силу воли; реакция отчаяния на любую фрустрацию желаний; тенденция отказываться от желаний или ограничивать желания и терять к ним интерес из-за боязни «неудачи»; боязнь признания каких-либо ограничений абсолютной воли.
5) Невротическая потребность в эксплуатации других и стремление любой ценой добиваться для себя преимуществ: оценка других людей прежде всего с точки зрения того, можно или нет их эксплуатировать и извлечь выгоду; различные сферы эксплуатации – деньги, идеи, сексуальность, чувства; гордость своим умение эксплуатировать других; боязнь самому подвергнуться эксплуатации и, таким образом, оказаться в дураках.
6) Невротическая потребность общественного признания или престижа: буквально все (предметы, деньги, собственные качества, поступки, чувства) оцениваются в соответствии с их престижностью; самооценка целиком зависит от публичного признания; различные (традиционные или бунтарские) способы возбуждения зависти или восхищения; боязнь утраты привилегированного положения в обществе («унижения») либо в силу внешних обстоятельств, либо вследствие внутренних факторов.
7) Невротическая потребность в восхищении собой: раздутое представление о себе (нарциссизм); потребность в восхищении не тем, что человек представляет собой или чем он обладает в глазах окружающих, а воображаемыми качествами; самооценка, целиком зависящая от соответствия этому образу и от восхищения этим образом другими людьми; боязнь утратить восхищение (оказаться «униженным»).
8) Невротическое честолюбие в смысле личных достижений: потребность превосходить других не тем, что ты собой представляешь, а посредством своей деятельности; зависимость самооценки от того, насколько удается быть самым лучшим – любовником, спортсменом, писателем, рабочим – особенно в собственных глазах, признание со стороны других также имеет значение, а его отсутствие вызывает обиду; примесь деструктивных тенденций (нацеленных на нанесение поражения другим), всегда присутствующих, хотя и различающихся по интенсивности; неустанное подталкивание себя к еще большим достижениям, несмотря на постоянную тревогу; страх неудачи.
9) Невротическая потребность в самодостаточности и независимости: потребность никогда ни в ком не нуждаться, или сопротивляться любому влиянию, или быть абсолютно ничем не связанным, поскольку любая близость означает опасность порабощения; наличие дистанции и обособленность – единственный источник безопасности; боязнь потребности в других людях, привязанности, близости, любви.
10) Невротическая потребность в достижении совершенства и неуязвимости: постоянное стремление к совершенству; навязчивые размышления и самообвинения в связи с возможными недостатками; чувство превосходства над другими в силу своего совершенства; боязнь обнаружить в себе недостатки или совершить ошибки; боязнь критики или упреков.
При рассмотрении этих тенденций обращает на себя внимание то, что ни одно стремление и ни одна установка, которые из них вытекают, не является само по себе «ненормальным» или лишенным человеческой ценности. Большинство из нас и хотят иметь, и ценят любовь, самоконтроль, скромность, уважение к другим людям. Ожидать исполнения своих жизненных целей другим человеком считается, по крайней мере для женщины, «нормальной» или даже достойной позицией. Среди этих стремлений есть и такие, которые все мы высоко ценим. Самостоятельность, независимость и здравомыслие считаются большими достоинствами.
В таком случае постоянно возникает вопрос: почему эти наклонности считаются невротическими? Что же в них «не так»? Признавая, что у некоторых людей преобладают одни наклонности, пусть даже отчасти ригидные, тогда как поведение других людей определяют совершенно иные, не следует ли допустить, что эти различия целей являются лишь выражением различий между людьми, имеющими разные системы ценностей и пытающимися разными способами совладать с жизнью? Разве не естественно, например, то, что человек мягкосердечный ищет себе опору в любви и привязанности, а более сильный – в независимости и лидерстве?
Поставить такие вопросы важно, потому что они имеют не только теоретическое, но и практическое значение, помогая понять различия между базисными человеческими стремлениями и ценностями и их невротическими эквивалентами. Цели обоих типов стремлений сходны, но их основа и значение полностью различаются. Различие между ними столь же велико, как, например, между +7 и -7, хотя в обоих случаях мы имеем дело с цифрой 7, точно так же, как мы используем одни и те же слова: любовь, привязанность, разум, совершенство, – но стоящий перед ними знак изменяет их характер и ценность…
Желание любви и привязанности со стороны других имеет смысл только в том случае, если испытываешь любовь к ним самим и чувствуешь с ними общность. Акцент поэтому ставится не только на дружеском отношении других людей, но и на положительных чувствах, которые сам человек способен питать и проявлять к другим. Однако невротическая потребность в любви и привязанности лишена такого важного качества, как взаимность. Дело в том, что для невротика его собственные чувства любви и привязанности настолько же мало важны, как если бы был он окружен неизвестными и опасными животными. Чтобы быть точным, на самом деле он даже не хочет любви и привязанности со стороны других; он просто-напросто озабочен тем, чтобы другие люди не вели себя с ним агрессивно. То ценное, что заключено во взаимопонимании, терпимости, заботе, симпатии, не имеет места в его отношениях.
Подобным же образом стремление к совершенствованию наших способностей и дарований заслуживает наших самых энергичных усилий, поскольку жить на свете, несомненно, было бы лучше, будь это стремление активным и сильным в каждом из нас. Но невротическая потребность совершенства, хотя и может выражаться теми же словами, потеряла эту специфическую ценность, поскольку представляет собой попытку быть или казаться совершенным, никак не меняясь. Здесь нет возможности для совершенствования, потому что вероятность обнаружить в себе что-то, что необходимо изменить, пугает и поэтому отталкивает. Единственное, что по-настоящему заботит невротика, – это желание скрыть все недостатки, чтобы не подвергнуться критике и сохранить тайное чувство превосходства над другими. Как и при невротической потребности в любви и привязанности, личное активное участие отсутствует или ослаблено. Вместо активного жизненного стремления эта наклонность является настойчивой попыткой сохранить иллюзорный статус-кво.
И последнее сравнение: все мы высоко ценим волевые качества, считая их огромной силой, если она служит целям, важным самим по себе. Но вера невротика во всемогущество воли иллюзорна, потому что она полностью игнорирует возможность ограничений, непреодолимых трудностей даже для самых решительных действий. Никакая сила воли не поможет нам выбраться из воскресной автомобильной пробки на улицах города. Далее, ценность силы воли сводится к нулю, если доказательство ее могущества становится самоцелью. Любое препятствие, стоящее на пути сиюминутных побуждений, толкает человека, находящегося в тисках этой невротической наклонности, на слепые и безрассудные поступки, независимо от того, действительно ли ему нужна данная вещь. Ценник перевернут: не человек обладает силой воли, а наоборот – она человеком.
Наверное, этих примеров достаточно, чтобы показать, что невротические наклонности являются чуть ли не карикатурой на внешне сходные с ними ценности человека. Они лишены свободы, спонтанности и смысла. Слишком часто они содержат иллюзорные элементы. Их ценность исключительно субъективна и фактически заключается в том, что они в той или иной мере безрассудно обещают безопасность и решение всех проблем.
Здесь следует подчеркнуть еще один важный момент: невротические наклонности не только лишены человеческих ценностей, которые они имитируют, но они даже и не выражают того, чего человек хочет. Если, например, он отдает все свои силы достижению престижного положения в обществе или власти, то и в самом деле может считать, что нуждается в них; в реальности же, в чем мы уже убедились, невротик просто вынужден их желать. Это равносильно тому, как если бы кто-то летел на самолете и полагал, что управляет им, тогда как фактически самолет управлялся с земли с помощью дистанционного управления.
Остается понять, хотя бы приблизительно, как и до какой степени невротические наклонности могут определять характер человека и влиять на его жизнь. Во-первых, эти наклонности предполагают развитие определенных вспомогательных установок, чувств и форм поведения. Если человек склонен к абсолютной независимости, он будет стремиться к скрытности и уединению, остерегаться всего, что может хоть как-то походить на вмешательство в его личную жизнь, и выработает способы, благодаря которым будет держать других на дистанции. Если у него есть склонность к ограничению жизненной активности, то он будет скромным, нетребовательным, готовым уступить каждому, кто более агрессивен, чем он…
***
Карен Хорни. Самоанализ.

Психологические эссе и лекции

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.