Я хочу исчезнуть: 20 историй расстройств пищевого поведения.

RAKOS__6Реклама, конкурсы красоты, кино и сериалы, соцсети, партнеры, друзья и коллеги — со всех сторон на нас сыпятся требования обладать «красивым» телом, стандарты которого жестко ограничены и все менее реалистичны. Австрийский антрополог Мафальда Ракош сняла проект о женщинах, здоровью которых навредила гонка за конвенциональной красотой.
«Я постоянно ощущала неуверенность, поэтому решила сконцентрироваться на учебе и очень мало есть. Очень мало. За три месяца я похудела на 20 килограммов… Иногда я говорила себе: „Так, а сейчас хватит“ — но, худея еще на полкилограмма, я радовалась. Я больше не могла себя контролировать. В 1987-м меня впервые положили в больницу».

* * *

«Я совершенно не представляла, когда именно мне стоит бросить худеть».

* * *

«Я накупала в магазине еды, приходила домой, закрывалась, ела, а затем вызывала у себя рвоту. С мамой мы не успевали и словом обмолвиться, как начинался скандал. Атмосфера была тогда — как у бомбы с часовым механизмом. Когда мой вес снизился до 28 или 29 килограммов, мы жутко поругались…»

* * *

«Ты постоянно врешь сама себе. Ты говоришь: если я похудею еще на 2 килограмма, то буду наконец довольна. Я не хотела становиться анорексичкой, но внутренний голос постоянно твердил: „Я ненавижу себя, свое тело, свою жизнь, но все станет получше, если я похудею на столько-то“. Это было сильнее меня».

* * *

Людей с анорексией, булимией и психогенным компульсивным перееданием уже 70 миллионов. 90% заболевших — девочки и девушки в возрасте от 12 до 18. В мире ежегодно фиксируют 8 новых случаев анорексии и 13 — булимии на 100 тысяч человек.
«Я хочу исчезнуть» — проект и фотокнига австрийки Мафальды Ракош. Это исповеди 20 девушек и женщин, прошедших через расстройства пищевого поведения.

Мафальда Ракош 24 года

Бакалавр антропологии из Вены. Лауреат Prix Revelation SAIF, Documentary Project Grant, Riga Photomonth. Выставлялась в Австрии, Португалии, Франции, Грузии, Германии, США, Швейцарии, Индии, Греции и Италии.

— Говорят, что каждая десятая женщина из так называемого западного мира хотя бы раз в жизни страдает от расстройства приема пищи. «90% девочек в возрасте от 12 до 18 в Западной Европе недовольны пропорциями своего тела». Эта цифра меня шокирует.
Я начала серию в 2013-м, когда у меня было нарушение пищевого поведения. Выздоровление шло медленно — возможно, поэтому я захотела дистанцироваться от этого опыта, сместив фокус внимания на других.
Работая над проектом, я поняла, что иногда «жесткую статистику» получить трудно. Но ученым удалось доказать общее значительное снижение самооценки и оценки внешнего вида наших тел.

Иногда «жесткую статистику» получить трудно.

Учась на антрополога, я замечала социальную и культурную обусловленность таких заболеваний, и эти связи казались мне очень любопытными. Какое общество будет подчеркивать и поощрять развитие этих абсурдных явлений? Как быть «любящей матерью», «крутой бизнес-леди» и «горячей штучкой» одновременно?
Это очень стереотипные женские роли, но какой бы рефлексирующей и вроде бы независимой от архетипов ни была девушка, влияние рекламы, социальных сетей и витающих вокруг представлений все равно огромно. Разговаривая с героинями проекта, я поняла, каких безумных усилий им стоит преодолеть ожидания, которые им постоянно предъявляет общество.

RAKOS__0
RAKOS__3
RAKOS__9
В проекте «Я хочу исчезнуть» — 20 героинь. Так много — чтобы продемонстрировать, что проблема касается гораздо большего числа людей, чем можно предположить. Человек, страдающий от нарушения пищевого поведения, испытывает сильный стыд и одиночество, поэтому я понимала, что лучше сформулировать концепцию в стиле «нас много», чем «о, гляньте-ка на эту бедняжку». Я, конечно, преувеличиваю, но, думаю, вы поняли суть.

Лучше сформулировать концепцию в стиле «нас много», чем «о, гляньте-ка на эту бедняжку».

Подход к проекту часто менялся. Сначала я понятия не имела, с какой стороны подобраться к этим девушкам из-за интимности и деликатности темы, которая к тому же частично затронула и меня. Я страшно боялась случайно вызвать у них болезненные воспоминания и старалась быть очень аккуратной как по отношению к ним, так и к самой себе.
Год или два спустя стратегия определилась: несмотря на чувствительность, мои героини были отнюдь не сахарными. Я стала с большей уверенностью задавать им прямые вопросы, делать постановочные фотографии и использовать другие моменты, которые, надеюсь, помогали моделям чувствовать себя свободнее.
Коллаж в книге появился сам по себе. Он помог визуализировать опыт девушек более отстраненно. Рисунки, предметы и документы работают очень круто: мы не показываем тело или лицо героинь, но кадр все равно выглядит одновременно очень личным и очень универсальным. Часто участницы проекта гораздо охотнее делились такими вещами, чем личными снимками, — и я их прекрасно понимаю.
В организации всего этого разношерстного материала важную роль сыграла графический дизайнер. Помню, как впервые пришла к ней с макетом книги — там был полный хаос! Вместе мы сначала разработали очень четкую структуру, а затем немного ее «разобрали», чтобы включить линию истории. Книга похожа на конструктор, но мне важно показать зрителям все разнообразие материала. Кроме того, такая последовательность отражает и психическое состояние людей, страдающих от нарушений пищевого поведения.

RAKOS__2
RAKOS__4
RAKOS__7
RAKOS__5
RAKOS__8
Девушки отреагировали на книгу очень тепло, чему я очень рада. Мне важно быть услышанной людьми с расстройствами пищевого поведения, поэтому любой комментарий или письмо значили многое. Выставка «покаталась» по европейским фестивалям, работы показали в Париже, Афинах, Риме и Загребе — героини гордились участием в проекте и своей храбростью. Я представила серию на двух австрийских конгрессах, посвященных пищевому поведению и его расстройствам, некоторые девушки смогли присутствовать там лично. Как фотокнига, так и выставки оказались гораздо популярнее, чем мы могли предположить.

Как фотокнига, так и выставки оказались гораздо популярнее, чем мы могли предположить.

Цель проекта — выявить глубинные причины расстройств пищевого поведения и хоть немного помочь людям с этими заболеваниями избавиться от стыда и одиночества. «Я хочу исчезнуть» засветился в международных и местных СМИ, мы показывали его в больнице, конгресс-центре и на научных конференциях. Я читала лекции в школах, общалась со специалистами, собирала и онлайн-аудиторию, создавая видео и используя другие способы привлечения внимания. Только 45% людей, купивших у меня книгу, являются частью фотомира. Конечно, вклад книги в решение проблемы невелик, но я чувствую, что сделала все, что было в моих силах на тот момент.
«Я хочу исчезнуть» получился очень женским: мужчин-участников найти не удалось. Однако мы не должны забывать, что проблема касается всех (статистика растет, к тому же многие просто боятся обращаться за помощью).
Мысли об этом заставили меня поставить под вопрос то, кем я хочу быть и что я хочу делать в этом мире. Чем больше люди будут задумываться над этим, тем меньше они рискуют развить в себе какие-либо нарушения.

RAKOS__11
RAKOS__12

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.