Anna LENTE. Проблема сохранения высокой работоспособности при борьбе с множественными психическими заболеваниями.

rain umbrellaВ статьи о депрессии
Недавно меня атаковали несколько человек в Интернете, заявив, что у меня нет
«настоящей» психической болезни, раз я могу работать, преподавать в школе, иметь
стабильные дружеские отношения и быть в браке. Эти слова сильно меня обидели. Я не
знаю, что представляет собой «реальное» психическое заболевание, но у меня
диссоциативное расстройство личности, биполярное расстройство, генерализованное
тревожное расстройство, паническое расстройство и социальное тревожное расстройство.
Моя повседневная борьба реальна.
Вот 10 вещей, про которые я хочу, чтобы вы их знали о высокой работоспособности и
управлении множественными психическими заболеваниями.
1. Если я выгляжу счастливой, это не значит, что я счастлива. Просто если бы я все время
показывала свои эмоции на лице, это вызывало бы много неловких разговоров. Я улыбаюсь,
потому что это проще, потому что это безопаснее. Когда я с друзьями или мужем, то я,
бывает, и расслабляюсь, и показываю свои настоящие эмоции. Но на публике я всегда
стараюсь держаться. Так что если я улыбаюсь, то это не означает, что я обязательно
счастлива.
2. Я могу быть внимательным слушателем и хорошим сотрудником, но дома я
разваливаюсь. Я могу ходить в школу, улыбаться, успевать всё делать в классе и ладить со
всеми, но потом дома я сижу, замерзшая, слишком усталая, чтобы что-то делать, плачу и
чувствую себя оцепенелой.
3. Мне потребовались годы работы, чтобы попасть туда, где я работаю. Я не оставила
психиатрическую больницу сразу навсегда и не сразу же вернулась в школу, где нужно
работать регулярно. Мне потребовалось много времени, чтобы оправиться от
госпитализации. Мне потребовались годы терапии, чтобы выяснить отношения ко всему,
осознать себя и свою ситуацию и развивать свои навыки преодоления.
4. Мне нужно много усилий, чтобы прожить день. Многие обычные повседневные вещи
трудны для меня. Вот сегодня утром я пошла в магазины и в бакалейной лавке и испытала
почти полноценную паническую атаку, так как помещение было набито людьми. Сегодня днем
я была заторможена и мучилась от диссоциации [раздвоения] личности. Сегодня на вечер я
отменила свои планы, так как не чувствую, что вот сейчас смогу ходить по нужным местам и
видеть людей.
5. Я устаю все время. Я могу нормально функционировать некоторое время, но затем я
отключаюсь и сознание рушится. Когда я возвращаюсь домой, я бываю настолько усталой,
что мне трудно заниматься домашним хозяйством — сделать уборку, или приготовить обед,
или вообще что-то делать. Мне трудно найти энергию, чтобы делать много повседневных
вещей.
6. Я не могу полноценно жить в любой заранее заданный момент. Когда у меня будет
хороший день, я должна сделать домашние задания. Я должна сделать домашние задания и выполнить свои обязанностей даже досрочно, потому что я не знаю, что будет на следующей неделе. Буду ли я в маниакале на следующей неделе? У меня будут панические атаки? Или я
буду диссоциирована, абсолютно не в состоянии сосредоточиться? Я едва могу
функционировать. Поэтому я должна все сделать сейчас, как это только возможно.
7. Я должна постоянно оценивать себя, чтобы хорошо функционировать. Я не могу просто
расслабиться и быть собой. Я должна постоянно оценивать себя. Я просто счастлива, или
меня перебрасывает в маниакал? Я просто беспокоюсь, или у меня начинается паническая
атака?
8. Моя жизнь заключается в постоянном применении навыков преодоления. Кто-то недавно
спросил меня, что я делаю с моим свободным временем. Я ответила, что все, что я вообще
делаю, — это использую навыки преодоления. Это вся моя жизнь. Это не очень весело, но вот
так я могу функционировать. Поскольку у меня есть целая группа различных психических
проблем, я держу списки вещей, которые нужно делать для сопротивления каждой проблеме.
У меня есть целые списки навыков и способов преодоления мании, депрессии,
раздвоенности, мыслей о нанесении себе вреда и т.д., и т.д. Это очень много работы, но это
того стоит, поэтому я и могу добиться чего-то в своей жизни.
9. Мне всегда нужно придумывать план Б. Я делаю планы, но при этом знаю, что у меня
может быть паническая атака и мне придется уйти, не сделав то, что нужно. Или, может быть,
я слишком устану, чтобы выходить на улицу и не буду в состоянии сделать это в нужном
месте. Я изобретаю резервные планы. Я нахожу пути отхода. Я предупреждаю друзей, что
мне, возможно, придется рано уйти. Я делаю план Б, чтобы я не застревать в состоянии,
когда мое психическое заболевание доминирует во мне.
10. Мне сложно заранее планировать жизнь. Я просто никогда не знаю, кем и как я буду на
следующей неделе. Поэтому я боюсь делать какие-то точные планы. Легче что-то
планировать за раз на один день. И может случиться, что это выходные, а я застряла дома,
мне грустно, а мои друзья веселятся. Я могла бы составить планы и с ними … но я просто
устала всегда изобретать план Б.
Это моя личная ноша — иметь тяжелые психические заболевания и сохранять высокую
работоспособность. Я не принимаю ничего как должного. Я знаю, что завтра у меня может
быть психотический эпизод, или же состояние раздвоенности личности, а это может
спровоцировать нежелательные события, и у меня будет неудача. Я могу пройти через
периоды, когда я плохо себя чувствую. Мне, возможно, придется уйти из школы или даже с
работы, чтобы подтянуться, чтобы что-то решить. Но я благодарна судьбе, что сейчас я могу
делать всё, что нужно, и могу управлять своей болезнью.
Надеюсь, я смогу помочь другим, подобным мне.
Перевод с английского участника хельсинкской группы Л.Д.
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.